• Жизнь революционера: краткая биография аятоллы сейида Али Хаменеи
    Жизнь революционера: краткая биография аятоллы сейида Али Хаменеи
    "В области политики, в понимании революции, в исламском праве я определенно являюсь учеником имама Хомейни. Первые проблески осознания, что Ислам революционен, и что наш долг – бороться против деспотизма шаха и его британских покровителей, посетили меня в возрасте 13 лет". В шахские времена он подвергался арестам, пыткам, высылкам – и не прекращал борьбы. После победы революции он был замминистра обороны, главой КСИР, избирался президентом на 2 срока подряд, пока не занял высшую позицию Лидера. Вместе с тем, он – признанный исламский законовед и ученый, обладающий глубокими знаниями, и большой ценитель русской литературы...

  • Сейид Наср-Аллах на Khamenei.Ir (1): Исламская Революция, КСИР, имамы Хомейни и Хаменеи
    Сейид Наср-Аллах на Khamenei.Ir (1): Исламская Революция, КСИР, имамы Хомейни и Хаменеи
    Имам Хомейни сказал нам: "Начните с железного принципа: полагайтесь только на Всевышнего Аллаха, и не ждите, что кто-либо в мире будет помогать вам. Рассчитывайте только на себя и знайте, что Бог поможет вам. Я вижу вас победителями". Он познакомил нас с имамом Хаменеи, тогда еще президентом Ирана, пояснив: "Это мой представитель". Отношения между Хизбаллой и аятоллой Хаменеи завязались с первых часов создания нашего движения...

  • Касем Сулеймани на Khamenei.Ir о неизвестных страницах Июльской войны. Часть 2
    Касем Сулеймани на Khamenei.Ir о неизвестных страницах Июльской войны. Часть 2
    "Очень быстро война стала полномасштабной: с бомбардировками, обстрелами и взрывами. На главную трассу, ведущую из Сирии в Ливан, непрестанно обрушивали дождь из бомб. Поскольку целью войны стала не просто Хизбалла, а вся шиитская община Ливана, шиитская деревня в Ливане тогда представляла совсем иное зрелище, нежели деревня, где жили христиане и сунниты. Там люди были живы-целы и продолжали жить своей нормальной жизнью, преспокойно раскуривая свои кальяны, а шиитские деревни бесперебойно обстреливалась. Я в красках рассказал об этом на совещании у Рахбара в Мешхеде".

  • Встреча сейида Наср-Аллаха и Джебрана Басиля
    Встреча сейида Наср-Аллаха и Джебрана Басиля
    Обсуждались, в первую очередь, региональные вопросы и внутренние ливанские проблемы. Участники встречи акцентировали внимание на необходимости проведения серьезных реформ, направленных на улучшение экономической и финансовой ситуации

  • 79% жителей Йемена находятся за чертой бедности
    79% жителей Йемена находятся за чертой бедности
    Йемен, и ранее считавшийся одной из беднейших стран региона, стремительно скатывается в пучину экономического и гуманитарного кризиса. В докладе, опубликованном Программой развития ООН, говорится, что, если вооруженный конфликт в стране продолжится до 2022 года, Йемен станет самой бедной страной мира

  • Тяжелая гуманитарная ситуация и кризис сферы здравоохранения в Палестине
    Тяжелая гуманитарная ситуация и кризис сферы здравоохранения в Палестине
    Как сообщается в недавнем докладе ВОЗ, в 2018 году сионистский режим оказывал «беспрецедентное» давление на сферу здравоохранения оккупированных палестинских территорий (ОПТ). Дополнительную нагрузку на и без того слабую сферу здравоохранения создает большое число раненых участников Великого Марша Возвращения.

Удар по Авивиму: месть Хизбаллы за убитых Израилем героев

03 сентября 2019

Adimim2

Как и обещал сейид Хасан Наср-Аллах в своем выступлении в канун начала месяца Мухаррам, наглая израильская бомбардировка Дахии не осталась без ответа. И этот ответ прозвучал в рекордные сроки.

Аффилированный с Хизбаллой телеканал «Аль-Манар» (а вслед за ним и множество других СМИ, в том числе иранский телеканал Press-TV) опубликовал видео, на котором бойцы Хизбаллы запускают две ракеты «Корнет» по израильскому бронетранспортеру, проезжавшему через сионистское поселение Авивим, расположенное на границе с Ливаном. В «лучших» традициях сионистского агрессивного отъема земли у палестинцев, Авивим был построен на территории палестинской деревни Сальха; там же располагается военная база, существование которой Израилем, кстати, официально отрицается.

В комментарии к видео упоминается, что на военной базе Авивим располагается штаб-квартира ЦАХАЛ, в которой около 100 офицеров и солдат планируют различные военные операции – наподобие наблюдения, сбора данных и т.д. Читай – разрабатывают планы, как убивать мирных ливанцев, остервенело стирать с лица Земли целые деревеньки и маленькие города, кварталы и набережные, бомбя дома, мосты, коммуникации, учреждения, мечети, церкви, школы, университеты. Это – не пропагандистская риторика: все это сионисты уже проделывали как в 2006 году, так и раньше.

На видео также зафиксировано, как враг пытается сознательно ввести бойцов Хизбаллы в заблуждение, прикрываясь двумя гражданскими транспортными средствами, и как бойцы Сопротивления позволяют автомобилистам проехать, не трогая их, а потом наносят удар именно по военному противнику. Два удара нанесли из двух разных точек, чтобы достигнуть уверенности в поражении цели.

В результате удара все находившиеся в бронетранспортере цахаловцы были убиты или ранены.

Акция возмездия стала ответом не только на авианалет на Дахию, во время которого, слава Богу, никто не пострадал, благо бомба была сброшена ночью на пустой медиацентр, все сотрудники которого благополучно спали у себя дома. Главным образом, она стала местью за убийство двух молодых бойцов Хизбаллы, героически погибшими в результате очередного израильского авиаудара по одному из пригородов Дамаска, где были расквартированы силы ливанского Сопротивления. Израиль заливисто врал, что целью атаки стали иранцы, но на самом деле были убиты два молодых солдата военного крыла Хизбаллы – 23-летний Хасан Юсеф Збиб и 22-летний Ясир Ахмад Дахер.

Эти молодые люди крепко подружились еще во время своей учебы в Высшей школе Махди Шахед, расположенной в районе Бурдж аль-Баражна. После окончания местного вуза друзья подали заявку на учебу в принадлежащий Хизбалле Институт учебной мобилизации, чтобы через него поехать в Иран и там изучать авиа- и ракетостроение. И поклялись, что, если одного из них не примут, другой также никуда не поедет. Но им дали добро на обучение, и Хасан с Ясиром отправились в иранский город Казвин, где поначалу в течение 8 месяцев изучали персидский язык, живя в одной комнате в общежитии. Но впоследствии их ждало разочарование, потому что Хасана распределили в Исфахан, а Ясира отправили в Мешхед. Но затем друзья, которые стали практически как братья, вместе продолжили учебу в Университете Имама Хусейна (мир ему) в Тегеране.

После завершения учебы молодые люди вернулись в Ливан и поступили на военную службу в одно из подразделений Сопротивления. Идея героической смерти в бою представлялась им романтически пленительной. И они отправились защищать Сирию от террористов.

И так и погибли вместе – от подлого и никем не санкционированного израильского удара.

Hezbollah martyrs Zbeeb

Они остались верными сподвижниками сейида Хасана Наср-Аллаха до конца. И он воздал им должным, поименно упомянув их в своей грозной речи с обещанием отомстить за их смерть, и исполнил обещание в рекордные сроки.

В мемориале павших героев в Дахии – наряду с такими «звездами» Сопротивления, как сын сейида Наср-Аллаха сейид Хади, а также отец и сын Имад и Джихад Мугния – с миром покоится очень много таких ребят: с могильных плит смотрят сплошь умные, смелые, светлые, добрые, красивые и очень молодые лица. И возникает двойственное чувство: с одной стороны, все мы умрем, и нет смерти более достойной, чем героическая смерть в войне за свою родину и свои идеалы – и, с другой стороны, не покидает тягостное ощущение, что, как всегда, раньше всех уходят лучшие, и что при жизни эти молодые мужчины упорно учились, набирались знаний и наверняка принесли бы своей стране и своей общине больше всего пользы.

Один из моих близких ливанских друзей, преподающий в исламском религиозном вузе и устроивший мне экскурсию по этим мемориалам, со светлой грустью отметил, что здесь похоронено множество его одноклассников, сокурсников и учеников.

Когда мы колесили с ним по дорогам Южного Ливана, обдуваемые безумным веселым средиземноморским бризом, он то и дело указывал на портреты павших героев у обочин дорог: вот это мой друг, вот этого я хорошо знал…Он говорил об этом без бахвальства, с печалью и скромной гордостью, как об обычном фоне жизни, где люди, улыбаясь ближневосточному солнцу и ценя каждую мельчайшую радость жизни, при этом искренне восклицают: «Да, смерть!», воздевая руку вверх и словно пытаясь без малейшей опаски дотянуться до этого обжигающего солнца.

«И мы знаем, что так было всегда: что судьбою больше любим, кто живет по законам другим, и кому умирать молодым. Он не знает слова “да” и слова “нет”. Он не помнит ни чинов, ни имен. И способен дотянуться до звезд, не считая, что это сон. И упасть опаленным звездой по имени Солнце».

Бродя меж могил ливанских бойцов, павших в Июльской войне и в Сирии, я почему-то все время вспоминала именно эти ставшие легендарными строки; эта культовая песня Цоя бесконечно прокручивалась у меня в голове, словно она была посвящена именно этим людям.

Два закадычных друга – Хасан и Ясир – могли стать хорошими учеными, отличными специалистами в своем деле, прекрасными мужьями для своих жен, заботливыми отцами для своих детей и верными друзьями для многих – ответственными, надежными, веселыми, всегда готовыми прийти на помощь. В Хизбалле таких много. Но они пополнили плеяду этих павших героев, и наверняка упокоятся именно в том самом мемориале, под сенью солнечно-желтых флагов Сопротивления и под пылающей в жарком ливанском небе звездой по имени Солнце…

А их братья и руководители уже доказали, что никто не забыт, и что ценен каждый.

Hezbollah martyrs2

Собственно, это жизненная закономерность для тех, кто воспитан в школе Имама Хусейна (мир ему), которого в эти дни поминает весь шиитский и не только шиитский мир. Черные одежды, огненно-красные транспаранты, железные цепи, зеленые повязки на лбах, сияющие золоченые купола шиитских святынь, грозные траурные песнопения, факельные шествия – кто когда-нибудь видел процессии Ашуры в Иране, Ираке, Ливане или других местах, оказывается навсегда пленен этой шиитской героической эстетикой, словно разрывающей воздух возгласом: «Да, смерть!». Из таких шествий в 1979 году родилась Исламская революция, буквально снесшая трусливого и прикормленного американцами шаха огромным неистовым потоком, безжалостно вышвырнув его из его пошлых роскошных интерьеров и из своей страны наряду со всеми американскими советниками, шпионами, солдатами, которые не давали Ирану жить и дышать.

Эти люди любят жизнь, пытаясь справедливо обустроить ее, стремясь к знаниям и к совершенствованию себя, возводя повсюду цветущие парки и прекрасные сады, величественные мавзолеи и мечети с резными сводами, университеты и больницы, красивые дома и набережные. И они же любят героическую смерть, не боясь ее, воспевая ее, считая ее лучшей участью. Таких людей невозможно победить. Ни Трампу, ни Израилю нечего «ловить» ни в Иране, ни в Ливане. И если они поимеют глупость развернуть полномасштабную агрессию, они тысячу раз позавидуют судьбе шаха Пехлеви.

Анастасия (Фатима) Ежова

При подготовке статьи использованы материалы канала «Аль-Манар» и заметка ливанской журналистки Сондосс аль-Асаад.