• Аятолла Хаменеи:
    Аятолла Хаменеи: "Американская сделка века не доживет до смерти Трампа"
    "Американские агрессоры и грабители недавно предали огласке план, который они сами обозвали “сделкой века”. Они специально выбрали для него такое громкое наименование, ибо надеются воплотить его в жизнь. То, чего они добиваются, во-первых, глупо, во-вторых, это указывает на их злонамеренность, в-третьих, с самого первого дня этот план вредоносен для них же самих. они пришли переговариваться с сионистами о том, что им даже и вовсе не принадлежит. Палестина принадлежит палестинцам".

  • Сейид Наср-Аллах:
    Сейид Наср-Аллах: "Голова Трампа не стоит даже ботинка Касема Сулеймани"
    "Что такое справедливое возмездие? В ответ на убийство наших героев мы должны выдворить американских военных из всего нашего региона. Чтобы не осталось ни одной американской базы, ни одного американского корабля, ни одного американского солдата и офицера. Американцы побегут из нашего региона, сверкая пятками, как последние трусы, как они это уже делали в прошлом благодаря спецоперациям наших бойцов. Тогда Аль-Кудс вернется к умме, и для этого нам, возможно, даже не понадобится конфликт с Израилем. Но нельзя трогать обычных американцев – бизнесменов, журналистов, сотрудников компаний, врачей, которые работают в нашем регионе".

  • Имад Мугния и Саада Бадреддин: история борьбы, история любви
    Имад Мугния и Саада Бадреддин: история борьбы, история любви
    "Мы не могли называть себя своими настоящими именами, рассказывать об Имаде и о том, кем мы ему приходимся, и раскрывать его имя. Мы постоянно переезжали. Мы не приглашали в дом родственников и соседей. У нас даже не было своего дома. Имад с ранних лет был известен своей выдержкой и спокойствием. Он не только поклонялся Аллаху – он служил своему народу и всем угнетенным. Он совершенствовал себя ради борьбы за правое дело. Он не был типичным для традиционного общества мужем и отцом. Он не уделял семье какое-то особое, строго отведенное для нее время. Но когда он присутствовал на семейных собраниях, он был со всеми дружелюбен и много смеялся. Это были такие спонтанные моменты счастья..."

  • 40 дней без Касема Сулеймани: взгляд советника Рахбара по международным делам
    40 дней без Касема Сулеймани: взгляд советника Рахбара по международным делам
    Аятолла Мохсен Куми выступил со страстной и экспрессивной речью, где с неподдельными чувствами рассказал о павшем герое Ирана. Касем Сулеймани не мог смириться с несправедливостью в мире, как другой герой — Че Гевара. "Он – мученик за Аль-Кудс, за Хизбаллу, за безопасность нашей родины. И это символично, что он пал героем незадолго до очередной годовщины мученической смерти Фатимы Захры, мир ей. Всю свою жизнь мученик Сулеймани посвятил Сопротивлению. И он сохранял Ось Сопротивления живой – не столько силой оружия, сколько силой своей мысли. Путь Касема Сулеймани – умное и осмысленное Сопротивление".

  • Наследие имама Хомейни: исламское правление – вилаят аль-факих
    Наследие имама Хомейни: исламское правление – вилаят аль-факих
    Множество политических, социальных, экономических предписаний останутся за бортом, если шииты не будут участвовать в политике, а у этих норм не будет принудительной силы. По мысли имама Хомейни, исполнять эти законы призвано исламское правительство. Вместе с тем, его учреждение возможно лишь в стране, где мусульмане составляют большинство и сами хотят это исламское правление. Так произошло в Иране после Революции 1979 г., когда народ проголосовал за создание Исламской Республики.

  • Сионистские поселенцы нападают на палестинские школы
    Сионистские поселенцы нападают на палестинские школы
    28 января группа агрессивно настроенных сионистских поселенцев ворвалась в деревню Эйнабус, расположенную в 12 километрах к югу от Наблуса, разбили окно в начальной школе для мальчиков и бросили внутрь учебного заведения зажигательную смесь, после чего в здании возник пожар.

Мама Разан ан-Наджар: "Я вижу свою дочь в глазах каждого молодого палестинца"

24 марта 2019

Razan mother3

Этот год для меня горек, как полынь. Какой смысл имеет моя жизнь, если я больше не увижу, как Разан преподносит мне сюрприз ко Дню Матери?

Она обычно прятала подарок за спиной, целовала меня, а потом пела мне известную арабскую песню: «Сит-иль-хабайеб, йа хабиба» («Дорогая мама, моя самая любимая» - на палестинском диалекте).

В этом году она этого не сделает. Я ощущаю ее отсутствие каждой клеткой своего тела; мы все преисполнены грусти. Но в то же время я твердо намерена продолжить ее дело, занимаясь помощью людям на благо своего народа.

Суверенная Палестина

Разан была деятельной молодой девушкой, полной надежд, сострадательной ко всем окружающим. Она мечтала вернуться в свою родную деревню Салама в Джаффе, откуда мы были насильственно изгнаны в 1948 году. Она верила, что Палестина станет независимым, суверенным государством.

На Разан держался весь наш дом, и она была хорошим примером для своих пятерых братьев и сестер.

Моей доченьке была всего лишь 20. В своей короткой жизни она претерпела немало тягот, связанных с израильской блокадой Сектора Газа. Она пережила три израильские военные агрессии, в результате которых были убиты и ранены тысячи невинных палестинцев. Тем не менее, Разан не утрачивала решимости, продолжая служить людям в качестве волонтера.

Она мечтала стать врачом. Но из-за отсутствия работы у моего мужа и нашего бедственного экономического положения, обусловленного блокадой, у нее не было возможности воплотить свою мечту в жизнь после окончания школы. Однако она не сдавалась – напротив, она стала учиться на медсестру, блестяще окончив несколько интенсивных курсов. Везде, где только можно, она помогала больным и раненым, оказывая им первую помощь.

С тех пор, как Разан пала смертью мученицы, я тоже стала волонтером-врачом скорой помощи и оказываю медицинскую помощь участникам Великого Марша Возвращения. Это придает мне силы и ощущение, что я следую по стопам своей дочери. Для меня это знак того, что Разан все еще жива, поскольку жив ее дух и ее непрекращающееся послание человечеству.

«Мы должны оставаться сильными»

Razan Najjar3

Я была удивлена, когда в день начала Марша Возвращения – а это был прошлогодний День Земли – я увидела свою дочь близ восточных границ Хан-Юниса; на ней была ее белая униформа, и она сказала мне решительно: «Я буду принимать участие в Маршах Возвращения. Мы все обязаны сопротивляться оккупации мирными методами, чтобы вернуть себе наши утраченные права. Мы должны оставаться сильными и иметь железную волю, чтобы спасти наш народ».

Она продала свое кольцо и мобильный телефон, купив на эти деньги медикаменты, чтобы оказывать помощь пациентам – даже несмотря на то, что мы остро нуждались в деньгах. В задачи Разан входили поиск и эвакуация раненых протестующих участников марша.

Вооруженная необыкновенным упорством и храбрым духом, Разан была бесстрашна и полна сил до своего последнего вздоха. Не обращая внимания на дождь из пуль, которыми стреляли израильские солдаты, она отважно перебегала с места на место, от одного раненого к другому.

С каждым днем Разан становилась все более энергичной, несмотря на десятки травм – от раздражения дыхательных путей, вызванного слезоточивым газом, до переломов рук и ребер, а также ранений картечью.

Настал день, когда я как безумная помчалась в медико-санитарную часть, услышав о ее ранении; когда мы ехали на машине скорой помощи, она открыла глаза и сказала: «Отпустите меня. Я здесь, чтобы лечить других, а не самой лечиться». Она отдохнула несколько минут и вернулась к исполнению своей работы.

Разан рассказала мне десятки историй о том, как нелегко ей приходилось в деле оказания помощи раненым демонстрантам. Больше всего меня тронул ее рассказ о том, как она пыталась спасти жизнь Тахрира Абу Сиблы, глухого мальчика, смертельно раненого израильским снайпером в голову. Моя дочь была в ужасе, но без колебаний оказала ему первую помощь, пока ждали «скорую».

Пролить свет на преступления Израиля

Каждый день, когда Разан отправлялась на марши, нас охватывал страх. Мы прекрасно знали, что израильские военные сознательно стреляют в медиков и журналистов, освещающих преступления Израиля на весь мир.

Вот вопрос, который я часто себе задаю: какое преступление совершила моя дочь, одетая в белую медицинскую униформу и пытавшаяся спасать раненых, чтобы быть столь безжалостно застреленной в грудь израильским снайпером? Какова позиция правозащитных организаций и мирового сообщества, взирающих на бойню, вершимую Израилем, постоянно нарушающим все международные конвенции?

Razan mother2

Несмотря на боль и горечь, раздирающие мое сердце, я горжусь своей дочерью. Она – блестящий пример борющейся палестинской женщины, живо говорящий о том, что израильским оккупантам не удалось ослабить нашу легендарную стойкость и волю к сопротивлению.

Разан отдала свою жизнь за то, во что она верила. Ее история подтверждает, что Израиль не прекращает растаптывать мечты палестинской молодежи.

Я вижу Разан в глазах каждого молодого палестинца. Сегодня я прошу вас посмотреть ее интервью в СМИ, чтобы услышать то гуманное послание, которое она несла вместе со своими коллегами.

Разан ушла, но ее идеи и ее дух продолжают жить. Я обещаю продолжить дело моей старшей дочери, пока мы не отстоим свое право на возвращение домой, в Палестину, со столицей в Иерусалиме.

Сабрин Джумаа ан-Наджар, палестинский врач

Middle East Eye