• "Похоже, мы имеем дело с биологической атакой": ВС Ирана брошены на борьбу с коронавирусом
    В приказе от 13 марта 2020 года аятолла Хаменеи приказал начальнику Генштаба ВС Ирана генерал-майору Мохаммаду Багери создать на базе ВС специальную медицинскую службу, которая координировала бы свою борьбу против коронавируса с правительством и Минздравом. К кампании против распространения инфекции также подключен КСИР: учитывая беспрецедентное количество заболевших среди военных и политической элиты ИРИ, иранское руководство всерьез рассматривает версию биологической войны против Исламской Республики.

  • Сейид Наср-Аллах о
    Сейид Наср-Аллах о "сделке века", преступлениях Трампа и сопротивлении диктату США
    Пока мир охвачен пандемией коронавируса, все остальные темы оказались ненароком отодвинуты в сторону. Но тема "сделки века" не может утратить актуальности даже на фоне эпидемии. Мировые лидеры высказываются в основном по коронавирусу, меняя планы и повестку дня. Однако лидер Хизбаллы сейид Хасан Наср-Аллах успел высказаться по "сделке века" еще месяц назад, выступая на церемонии поминовения командиров-мучеников.

  • Иран против COVID-19: санкции, права человека и политика США
    Иран против COVID-19: санкции, права человека и политика США
    Народ Ирана годами пытается защищать свои неотъемлемые права против гнета и жестокости американского правительства, однако давление Вашингтона с каждым днем приобретает новые цвет и форму. На этот раз идет речь о максимальном давлении с помощью усиления санкций. Пандемия коронавируса в мире поставила всех перед важной задачей по противодействию этой смертоносной болезни, однако иранцы в борьбе против этой болезни столкнулись с острыми проблемами из-за нехватки лекарственных препаратов и медицинского оборудования.

  • Не война, так болезнь: Посол Ирана в РФ Казем Джалали — о коронавирусе в контексте санкций США
    Не война, так болезнь: Посол Ирана в РФ Казем Джалали — о коронавирусе в контексте санкций США
    Под предлогом экономических санкций США жестко ограничивают доступ иранцев к необходимым средствам для противодействия коронавирусу. Цель Вашингтона — чтобы на этот раз не угроза военного нападения, а смертельная болезнь в контексте жесточайших санкций поставила народ Ирана на колени. Это самый антигуманный метод наказания страны, которая не намерена капитулировать перед унилатерализмом США.

  • В Иране предлагают лечить больных COVID-19 стволовыми клетками
    В Иране предлагают лечить больных COVID-19 стволовыми клетками
    Иранский ученый, исследователь стволовых клеток Масуд Сулеймани, некогда отсидевший год в американской тюрьме, пояснил, что он и его команда используют мезенхимальные стволовые клетки для моделирования иммунного ответа на коронавирус. Он подчеркнул, что осуществляет свое исследование при поддержке иранского Минздрава, а также больниц Шариати и Масих Данешвари.

  • Иранские деятели культуры – за снятие санкций с ИРИ из-за коронавируса
    Иранские деятели культуры – за снятие санкций с ИРИ из-за коронавируса
    Сегодня иранский народ противостоит двум кризисами: один из них – общий – коронавирус, который всем вам известен, второй – санкции, о котором, надеемся, вы сами никогда не услышите. Этот кризис закончится с некоторым количеством жертв, но останутся разные воспоминания – рассказы об уставших медсёстрах, которые танцевали для укрепления духа больных и своих коллег в заражённой зоне больниц и скрывали своё беспокойство из-за нехватки медицинского оборудования и лекарств, рассказы о тех врачах, которые неделями не бывали дома и работали без масок, перчаток и специальных костюмов среди больных, некоторые из которых лежали прямо на полу в больничных коридорах.

Головоломка Курдистана

10 августа 2017

Kurdistan2

Иракский Курдистан постепенно начинает входить в «горячую фазу очередного противостояния между амбициями диктатора Турции и желанием Ирана избежать хаоса в регионе на благо народов.

Продолжение игры неоосмана под названием «страх перед РПК», или, говоря иначе, намеренное провоцирование курдофобии в турецком обществе, ведется с целью закрепления своих позиций в Ираке. Эрдоган уже создал военную базу в Башике с согласия своего старого друга – местного диктатора Барзани, объясняя данный шаг "помощью" местным силам в борьбе с ДАИШ [группировка в России запрещена]. Однако на самом деле данный ход представляет собой нечто большее, чем абстрактную борьбу с радикалами.

Известно, что в одном из своих выступлений в качестве одной из возможных будущих целей военного объединения турецкой армии и сирийских инсургентов (главных участников операции «Щит Евфрата») Реджеп назвал Ирак. Он мотивировал данный шаг угрозой «террора» в отношении Турции со стороны РПК и ее базы в Синджаре. Но не только курды были упомянуты как предлог для вторжения. На этот раз главная политическая сила Ирака – Аль-Хашд аш-Шааби – была названа Эрдоганом как «угрозой Ираку» и «террористами». Диктатор объяснил свои слова тем, что якобы Иракское Ополчение распространяет «персидский национализм». Естественно, не нужно тратить время на опровержение данного бреда – ведь заявление Эрдогана вписывается все в ту же отработанную схему. Игра на электорат пантюркистов Турции не только в преддверии прошедших выборов, но и с расчетом что такой союз (ПСР и националисты) продлится как можно дольше. Сюда же вписывается старая песня Реджепа о «защите» туркоманов Ирака, как некогда в Сирии.

Поэтому исходя из речей безумного тирана, стоит ждать самого худшего, а народ Ирака не успев оправиться от американской оккупации и такфиристкого вызова, готовиться к военному противостоянию с влиятельным агрессивным соседом. Причем история показала, что Эрдоган играет особую роль в бедах Ирака. Он также участвовал в оккупации Ирака в составе международной коалиции под командованием американцев (многие еще помнят знаменитые слова Эрдогана о молитве за американских солдат в Ираке), он активно содействовал развитию ДАИШ, он является ключевым союзником диктатора Барзани и бывшего преступного губернатора Мосула Атиля Нуджаифи, а также некоторых представителей небольших групп туркоманов и суннитских племен, лидеров которых Эрдоган попросту купил. То есть можно констатировать, что рано или поздно аппетиты диктатора из Анкары должны были бы перейти из фазы закулисной агрессии в прямое военное столкновение. Поддержка Западом и странами Залива в таком вопросе гарантирована (пусть не всеми, но абсолютное большинство поддержит Эрдогана); в Ираке имеются уже упомянутые старые союзники, а сама страна находится в нестабильном политическом положении.

В планы Эрдогана входит не просто «урвать» кусок Ирака, как у него пока что получается в Сирии. Основной смысл его шагов заключается в попытке нейтрализации влияния Исламской республики Иран, о чем уже не раз мы говорили в предыдущих статьях. Тут даже не фигура Эрдогана играет основную роль, а скорее присутствие НАТО в Турецкой республике – следовательно, западные политтехнологи возлагают на Анкару особые надежды.

Отсюда следует, что под «прицелом» неоосмана будут находится все союзники Тегерана, поэтому критика в адрес Аль-Хашд аш-Шааби (как ранее Асада) вполне может стать для Реджепа обычным делом.

Причем тут Рабочая Партия Курдистана?

Kurdistan5

Риторику о «борьбе с терроризмом» турецкий диктатор после Сирии перенес на Ирак. РПК гипертрофированно играет для Эрдогана роль «красной тряпки». Ему нужен повод для реализации планов, и голословная борьба с курдскими партизанами удачно вписывается в такую картину. В случае успеха Эрдоган убивает сразу несколько зайцев: удары по РПК усилят позиции заклятого врага партизан в лице Барзани, появится мотив для увеличения турецкого присутствия в Ираке в дополнение к имеющейся военной базе – отсюда возможно прямое давление на Багдад: произойдет существенное ослабление тактического союзника и по совместительству главного противника Анкары в Ираке. Последний тезис нуждается в объяснении.

«Тактический союзник» – именно так идентифицируют РПК в Ираке по отношению к Народному Ополчению: слишком много врагов сконцентрировались на относительно небольшой территории страны, которые проявляют вражду к упомянутым политическим фракциям.

«Главный противник Ирака» – по мнению Эрдогана, таковым является Аль-Хашд аш-Шааби.

В свою очередь, представители Аль-Хашд аш-Шааби заявили, что выступают против изгнания сил Рабочей партии Курдистана (РПК) из езидского района Синджар, расположенного на севере Ирака. Пресс-секретарь Народного Ополчения Ирака Карим Нури рассказал, что у Ополчения имеется пара бригад в данном районе, которые прекрасно взаимодействуют с РПК.

Более того, прошла информация о создании военных баз силами Аль-Хашд аш-Шааби в Синджаре, и прямой поддержке данной инициативы со стороны РПК. Представители Пешмерга активно протестуют против данного союза, пытаясь зарекомендовать себя как единственную «легальную» силу в районе и оправдать свои оккупационные аппетиты захватывая части Ирака после изгнания такфиристов.

Аль-Хашд аш-Шааби дали понять Анкаре, что не допустят изгнания курдских партизан, и призвали соседа решать вопрос мирным путем.

Также имеются данные от источника BasNews, что делегация РПК посещала Багдад и Тегеран для встречи с должностными лицами. В этом же ряду можно упомянуть публикацию ливанской газеты «Ас-Сафир» (As-Safir), которой представитель РПК Риза Алтун рассказал, что отношения РПК с сирийским правительством крепки и устойчивы, и что его партия отдает должное благодеяниям Дамаска, оказанным РПК.

Руководство курдской организации положительно смотрит на союз с исламскими силами Ирана и его союзниками в Ираке и Сирии, независимо от времени такой союз поможет создать противовес как внешним, так и внутренним врагам, и способствовать стабильности в данном регионе.

Диктатор Турции – не первый, кто смог объединить усилия ополчения Ирака и РПК: террор ДАИШ [запрещен в РФ] и амбиции Барзани на первых порах являлись катализаторами данного процесса, это уже позже неоосман затмил обоих [1].

По поводу Барзани и его вояк из Пешмерга дал уместное пояснение Карим Нури: «Мы не позволим, чтобы силы Пешмерга оккупировали территории под предлогом продвижения против ДАИШ». Далее, он объяснил, что Аль-Хашд аш-Шааби выступает против любых административных изменений в провинции Ниневия, столицей которой является Мосул, после ее освобождения.

Barzani2

Сюда же можно добавить заявление уже упомянутого члена Исполнительного совета «Союза сообществ Курдистана» (KCK) – политического органа РПК – Ризы Алтуна, сделанное в интервью агентству РПК “Firat News Agency” где он сообщил, что территории Иракского Курдистана станут новым полем битвы, а дружеские отношения между Эрбилем и Анкарой являются основанием для РПК вести эту борьбу.

Таким образом, курды из РПК дают понять, что не будут спокойно мириться с периодическими атаками армии Турции и провокациями Пешмерга.

Естественно, тандем Ополчение Ирака-РПК смог поставить в неловкое положение союз Эрдогана, Барзани и такфиристов из ДАИШ [запрещен в РФ].

Ранее присутствие курдских партизан на севере Ирака существенно облегчало Анкаре задачу шантажировать Ирак, однако сейчас расклад сил изменился. Упомянутые угрозы вынудили Аль-Хашд аш-Шааби и РПК объединиться в тандем дабы не допустить осуществления новых интриг против Иракской республики.

Понимая, что «простой прогулки» в Ираке не получится, диктатор Турции заручился поддержкой США. Так, глава МИД Турции заявил, что США поддерживают Турцию в ее «борьбе с террором». Иначе говоря, США дают полный карт-бланш Эрдогану в его новой авантюре в Ираке. Представители Барзани уже пытаются искусственно «вызвать страх» у соседей, намекая на возможное присутствие войск международной коалиции. Так, командующий Пешмерга Джамаль Муртка сообщил, что международная коалиция собирается развернуть свои войска в Синджаре для борьбы с ДАИШ [запрещен в РФ] и РПК. Затем командир сообщил, что был бы рад, если бы силы коалиции остались в Ираке и Иракском Курдистане после освобождения Мосула от ДАИШ: якобы этот шаг «обезопасит» курдский анклав от «врагов» в лице РПК (от себя добавим, что под врагами также подразумевается Багдад и Тегеран).

P.S.

Безусловно отсутствие реальной исламской политической силы в Курдистане вынуждает исламские партии, организации и группы Ирака и Ирана идти на союз с левыми (например, в лице ПСК – Патриотического союза Курдистана). Те партии, что существуют на данный момент с приставкой «исламская», представляют собой маргинальные структуры без особого авторитета. Имей Курдистан в наличии исламскую организацию или партию, привлекательную для большинства народа, многие проблемы – такие, как стабильность в данном регионе, включая места расселения курдов в соседних странах – была бы решена, не говоря уже о «вечной» борьбе разных кланов за власть в Курдистане. Исламская структура смогла бы избавить Курдистан от позорного клейма «союзник сионизма» и покончить с провокациями Запада, который еще со времен раздела оттоманской империи часто разыгрывал «курдскую карту». 

[1] - При этом нельзя списывать со счетов диктатора Курдистана и радикалов-такфиристов. Первый грезит мечтой отделения от Ирака (сейчас он с подачи Штатов вовсю активизировался в данном направлении), что автоматически породит множество новых конфликтов: вторые еще имеют достаточно сил для продолжения террора против иракского и сирийских народов.

Несмотря на борьбу между собой, стороны в некоторых аспектах сумели объединиться против Багдада. Так, существует сговор Барзани с ДАИШ, в соответствии с которым курдский диктатор дал проход боевикам из Мосула в Сирию за отдельную плату перед началом операции по освобождению города. Борьба Барзани против радикалов с самого начала являлась показушной: его истинная цель – увеличить радиус захвата иракских земель, а далее – провозгласить «Независимый Курдистан» (второй «Израиль»).

Barzani1

Говоря о планах по отделению Курдистана от Ирака, стоит добавить, что тему «объявления независимого Курдистана» Барзани педалирует в том числе и в порядке демонстрации силы для внутренних сил региона. Клан Барзани уже давно погряз в коррупции, местами существуют противоречия с оппонентами, и для того, чтобы выставить себя единственной силой от лица курдов, диктатор периодически поднимает старую тему отделения от Ирака. Такой ход позволяет временно гасить внутренние противоречия и отвлечь курдское население от социальных проблем и требований в адрес правительства КРГ.

Посмотрим, как на такой ход клана Барзани отреагируют РПК и кабинет Абади.

Между тем, Анкара уже готова поддержать стремления Барзани – с условием, что «новое государство на своих границах не будет представлять никакой угрозы национальной безопасности Турции». Об этом рассказал в интервью турецкому государственному каналу TRT министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу.

Дамир Назаров