• Аятолла Хаменеи:
    Аятолла Хаменеи: "Американская сделка века не доживет до смерти Трампа"
    "Американские агрессоры и грабители недавно предали огласке план, который они сами обозвали “сделкой века”. Они специально выбрали для него такое громкое наименование, ибо надеются воплотить его в жизнь. То, чего они добиваются, во-первых, глупо, во-вторых, это указывает на их злонамеренность, в-третьих, с самого первого дня этот план вредоносен для них же самих. они пришли переговариваться с сионистами о том, что им даже и вовсе не принадлежит. Палестина принадлежит палестинцам".

  • Сейид Наср-Аллах:
    Сейид Наср-Аллах: "Голова Трампа не стоит даже ботинка Касема Сулеймани"
    "Что такое справедливое возмездие? В ответ на убийство наших героев мы должны выдворить американских военных из всего нашего региона. Чтобы не осталось ни одной американской базы, ни одного американского корабля, ни одного американского солдата и офицера. Американцы побегут из нашего региона, сверкая пятками, как последние трусы, как они это уже делали в прошлом благодаря спецоперациям наших бойцов. Тогда Аль-Кудс вернется к умме, и для этого нам, возможно, даже не понадобится конфликт с Израилем. Но нельзя трогать обычных американцев – бизнесменов, журналистов, сотрудников компаний, врачей, которые работают в нашем регионе".

  • Имад Мугния и Саада Бадреддин: история борьбы, история любви
    Имад Мугния и Саада Бадреддин: история борьбы, история любви
    "Мы не могли называть себя своими настоящими именами, рассказывать об Имаде и о том, кем мы ему приходимся, и раскрывать его имя. Мы постоянно переезжали. Мы не приглашали в дом родственников и соседей. У нас даже не было своего дома. Имад с ранних лет был известен своей выдержкой и спокойствием. Он не только поклонялся Аллаху – он служил своему народу и всем угнетенным. Он совершенствовал себя ради борьбы за правое дело. Он не был типичным для традиционного общества мужем и отцом. Он не уделял семье какое-то особое, строго отведенное для нее время. Но когда он присутствовал на семейных собраниях, он был со всеми дружелюбен и много смеялся. Это были такие спонтанные моменты счастья..."

  • 40 дней без Касема Сулеймани: взгляд советника Рахбара по международным делам
    40 дней без Касема Сулеймани: взгляд советника Рахбара по международным делам
    Аятолла Мохсен Куми выступил со страстной и экспрессивной речью, где с неподдельными чувствами рассказал о павшем герое Ирана. Касем Сулеймани не мог смириться с несправедливостью в мире, как другой герой — Че Гевара. "Он – мученик за Аль-Кудс, за Хизбаллу, за безопасность нашей родины. И это символично, что он пал героем незадолго до очередной годовщины мученической смерти Фатимы Захры, мир ей. Всю свою жизнь мученик Сулеймани посвятил Сопротивлению. И он сохранял Ось Сопротивления живой – не столько силой оружия, сколько силой своей мысли. Путь Касема Сулеймани – умное и осмысленное Сопротивление".

  • Наследие имама Хомейни: исламское правление – вилаят аль-факих
    Наследие имама Хомейни: исламское правление – вилаят аль-факих
    Множество политических, социальных, экономических предписаний останутся за бортом, если шииты не будут участвовать в политике, а у этих норм не будет принудительной силы. По мысли имама Хомейни, исполнять эти законы призвано исламское правительство. Вместе с тем, его учреждение возможно лишь в стране, где мусульмане составляют большинство и сами хотят это исламское правление. Так произошло в Иране после Революции 1979 г., когда народ проголосовал за создание Исламской Республики.

  • Сионистские поселенцы нападают на палестинские школы
    Сионистские поселенцы нападают на палестинские школы
    28 января группа агрессивно настроенных сионистских поселенцев ворвалась в деревню Эйнабус, расположенную в 12 километрах к югу от Наблуса, разбили окно в начальной школе для мальчиков и бросили внутрь учебного заведения зажигательную смесь, после чего в здании возник пожар.

  • На главную
  • Ирак
  • Солнце героев: на смерть боевого генерала Касема Сулеймани

Солнце героев: на смерть боевого генерала Касема Сулеймани

03 января 2020

Qasem martyred4

Пока аполитичные граждане уминали салат оливье под песенки Лукашина, на Ближнем Востоке было горячо и страшно: в Багдаде штурмовали посольство США. Лихие кадры вселили в американцев недюжинное беспокойство: что-то с очевидностью пошло не так, и протесты, которые США надеялись развернуть в свою пользу, то есть против Ирана, обрушились на «святая святых». В штурме посольства приняли участие сотни людей – как обычные иракцы, так и бойцы «Катаиб Хизбалла» во главе с командиром Абу Махди аль-Мухандисом. А до этого была предпринята атака на американскую военную базу, в результате чего погиб один контрактник. Сработал эффект дежавю: уж больно эти события напомнили легендарный штурм американского посольства в Иране после победы Исламской Революции, когда это «логово шпионов» было ликвидировано сторонниками Исламской Республики.

Американцы занервничали. Они принялись стягивать дополнительные военные силы в Кувейт. Они нанесли удары по позициям «Катаиб Хизбалла» в Сирии и Ираке. Трамп пригрозил отомстить за такое дерзкое посягательство на багдадский филиал «цитадели зла».

США поняли, что их разрушительному плану по раскачке Ирака, по вбиванию клина между Ираном и Ираком активно противодействуют, прекрасно зная, кто опять стоит у них на пути: это легендарный боевой генерал Касем Сулеймани, который давал им «прикурить» вот уже не одно десятилетие – да так, что иракская земля горела и полыхала у американцев под ногами.

Именно генерал Сулеймани приложил руку к разгрому сионистов в Ливане в 2006 году и к победе над такфиристами в Ираке и Сирии, обеспечил координацию между силами «Кудс» Корпуса стражей Исламской Революции и иракскими Силами народной мобилизации (Аль-Хашд аш-Шааби), что именно он восстановил и поддерживал безопасность в освобожденном от террористов Ираке. Он, естественно, числился «особо опасным», причем его боялись до такой степени, что даже состряпали резолюцию ООН, запрещающую ему выезд за пределы Ирана. Но он спокойно ездил, оказываясь то в Ливане, то в Сирии, то в Ираке (да что там – по некоторым неподтвержденным слухам, и в России), назло всем врагам и к радости людей, видевших в нем защитника и освободителя.

Виртуозно умный, способный бесконечно ускользать от врага, чтобы затем нанести ему болезненный удар, прозорливый и изобретательный военный стратег, человек с поэтическим даром и взглядом художника (достаточно почитать его мемуары!), Касем Сулеймани удостоился чести стать «запрещенным человеком» и уже при жизни превратился в легенду. У входа в знаменитую кумскую мечеть Джамкаран продается разного рода исламская и революционная символика: портреты, футболки, арафатки – белые палестинские и черные басиджевские. Друзья не один год просили меня купить что-нибудь с Касемом Сулеймани. Я долго не могла найти ничего и нигде, пока однажды в том самом Джамкаране мне не подвернулся единственный (!) клетчатый платок с изображением бравого генерала! По словам продавца, кружки, фотографии, майки сметают с прилавков мгновенно. По своей популярности Касем Сулеймани побил всех, включая самые знаковые фигуры Сопротивления. Его поддерживают не только бородатые мужчины в арафатках и их жены в черных чадрах, но и густо накрашенные девушки с полухиджабами на затылках, и молодые люди с модными начесами на макушках. Он стал подлинным национальным героем, который по опросам набрал наименьшее число негативных отзывов. Он стал символом мощи Ирана, его способности постоять за себя.

Касем Сулеймани был влюблен в войну, в ее героику, в ее поэзию, в ее жутковатое очарование, в ее муки и кровь, в ее удивительные и подчас мистические повороты. Всегда готовый пожертвовать собой, он бережно относился к своим бойцам, еще со времен Священной Обороны зарекомендовав себя как командира, который не разбрасывается человеческими жизнями. Такие люди не умирают в теплой постели в глубокой старости, страдая от артрита, подагры, катаракты и язвы желудка. Они уходят в солнечный мир героев в расцвете лет, оставаясь в нашей памяти гордыми и красивыми. Генерал Сулеймани погиб так же, как другая легенда Сопротивления – сейид Аббас Мусави, предшественник сейида Хасана Наср-Аллаха, по машине которого сионисты нанесли удар с воздуха, убив вместе с ним его жену и шестилетнего сына. Он ворвался в ледяное сияние смерти так же, как его друг и соратник Имад Мугния, чей автомобиль подорвали в 2008-м во время празднования годовщины Исламской Революции в иранском посольстве в Дамаске.

Как и в случае с сейидом Аббасом, машину Касема Сулеймани тоже атаковали силы ВВС. Как и в случае с Имадом, явно не обошлось без предательства: кто-то выдал врагам их координаты. Все они были убиты непосредственным противником, а не его жалкими налапниками. В том, что генерал Сулеймани рано или поздно уйдет именно так, не было никаких сомнений – не случайно Рахбар, сейид Али Хаменеи, называл его «живым мучеником». И в объятия смерти он отправился в знаковом месте: в Ираке, недалеко от гробницы Повелителя всех павших героев (Сейид аш-шухада) – Имама Хусейна, мир ему.

Вместе с генералом Сулеймани принял смерть и Абу Махди аль-Мухандис – тот самый, что принимал участие в штурме логова врага, из которого тот бесконечно планирует свои козни: как разделять людей в колонизуемых им странах, чтобы обворовывать их, выкачивать их нефть и газ, кромсать их страны на кусочки, как вздумается. По их автомобильной колонне американцы нанесли удар с воздуха неподалеку от аэропорта в Багдаде. Аэропорт закрыт на неопределенное время. Генерала Сулеймани опознали по кольцу на пальце. Удар был нанесен по личному распоряжению Трампа. Но Трамп может не радоваться: всю свою жизнь генерал мечтал именно о такой смерти, а вот какие последствия она будет иметь для Америки и Израиля, возможно, пока не нарисует себе даже самое буйное воображение.

«Никоим образом не считай мертвыми тех, которые были убиты на пути Аллаха. Нет, они живы и получают удел у своего Господа», - сказано в Священном Коране, в суре «Семейство Имрана» (3:169).

Каждый человек уйдет из этого мира: и тот, кто всю жизнь находится на передовой в кольце фронтов, и тот, чьи интересы не простираются дальше мехрие и оливье. Но сложно представить себе смерть более величественную и красивую, чем смерть героя на поле боя, от рук врагов. Это – не только исламская установка. Интуитивно это ощущают многие люди, и не случайно вся советская вроде как не религиозная революционная романтика была построена на воспевании подвига и героической смерти. Недаром в известном советском фильме над головами победителей в 45-м проплывал журавлиный клин, словно символизируя: погибшие живы и по-прежнему в строю.

Так и генерал Сулеймани откуда-то из недоступных нам высей снисходительно посматривает на копошащихся вокруг Ирана агрессивных ничтожеств и усмехается, прекрасно зная, какая расплата их ждет в скором времени…

Анастасия (Фатима) Ежова