• Аятолла Хаменеи предостерег США от агрессии против Ирана
    Аятолла Хаменеи предостерег США от агрессии против Ирана
    Если США предпримут военную атаку на Иран, в ответ будут нанесены еще более сокрушительные удары. Также аятолла Хаменеи заметил, что враги прибегнули к экономической войне против Ирана, поняв, что военные действия против него не будут иметь успеха. В связи с этим он призвал к всесторонней поддержке иранского производителя и бизнеса.

  • Сейид Наср-Аллах:
    Сейид Наср-Аллах: "Каждый, кто выступает против Ирана, работает на Израиль"
    День аль-Кудс в Ливане отмечался в Марун ар-Расе. Увы, Хизбалле не удалось провести его в Бейруте. В своей сейид Наср-Аллах призвал жителей аль-Кудса оставаться в городе, дабы не позволить сионистам изменить его демографический паттерн. Также он раскритиковал большинство арабских режимов, запретивших любые акции в День аль-Кудс, отметив, что все они работают на ось США-Израиль-КСА. По словам лидера Хизбаллы, если раньше главная цель США и Израиля заключалась в свержении Асада, то теперь их мечта – выдавить Иран и Хизбаллу из Сирии. Но у них это не получится...

  • Мирный план ООН по Йемену: есть ли в нем место хуситам?
    Мирный план ООН по Йемену: есть ли в нем место хуситам?
    ООН сформировала проект плана по прекращению кровопролития в Йемене. Предполагается, что все стороны конфликта приостановят боевые действия, Саудовская Аравия прекратит агрессию, и будет сформировано новое – "переходное" – правительство. Но вот будет ли в нем место хуситам – большой вопрос.

  • ООН препятствует возвращению сирийских беженцев из Ливана домой
    ООН препятствует возвращению сирийских беженцев из Ливана домой
    Министр иностранных дел Ливана Джебран Басиль обвинил работающих в стране сотрудников Агентства ООН по делам беженцев (UNHCR) в том, что они препятствуют возвращению домой сирийских беженцев. Они проводят с людьми беседы и отговаривают их от возвращения.

  • Битва за Ходейду
    Битва за Ходейду
    В Йемене началась битва за Ходейду. 13 июня войска так называемой «коалиции» во главе с Саудовской Аравией (КСА) начали штурм города. Операцию назвали "Золотая победа". Международное сообщество бьет тревогу из-за катастрофических гуманитарных последствий, которые военные действия будут иметь для простых йеменцев.

  • Политический альянс Муктады ас-Садра и Хади аль-Амери
    Политический альянс Муктады ас-Садра и Хади аль-Амери
    Об альянсе объявили победители прошедших недавно в Ираке парламентских выборов– блок «Сайрун» Муктады аль-Садра и блок «Фатах», возглавляемый генеральным секретарем организации «Бадр» Хади аль-Амери. Блок Садра завоевал 54 места из 329, а альянс «Фатах» занял второе место, получив 47 мест.

Анатомия иранского протеста

08 января 2018

Protests2

Пока над огромными рождественскими елями полыхало зарево праздничных фейерверков, а в России под музыку из «Иронии судьбы» раскладывался по тарелкам салат оливье, в Иране неожиданно вспыхнули протесты. Усилиями западных пропагандистов локальным событиям был придан ореол выступлений исторического значения, которые по своим масштабам якобы превосходят протесты 2009-го года. Свое «веское слово» тут же вставил Дональд Трамп, разумеется, призвавший покончить с «тираническим режимом», который, дескать, «больше американской мощи боится только собственного народа»; не остался в стороне и Нетаньяху, потрясший кулаками и выразивший «солидарность с протестующими».

Западные агентства и соцсети тут же принялись распространять десятки фейков, которые при внимательном рассмотрении оказались кадрами выступлений шиитских антиамериканских оппозиционеров в Бахрейне или и вовсе снимками, сделанными на проправительственных митингах в самом Иране, где не меньшие массы граждан вышли в поддержку Верховного Лидера (Рахбара) – сейида Али Хаменеи.

Примечательно, что изначально его имя вообще не фигурировало в протестах, а люди вышли вовсе не против Рахбара и не против Исламской республики, а ради того, чтобы потребовать разбирательств в одном мутном криминальном дельце, которое с позиции исламского законодательство страны – само по себе незаконно. И тем более эти протесты не имели отношения ни к войне в Сирии, ни к братской помощи Палестине, ни к содействию Йемену, чей нищий и обездоленный народ вот уже почти три года страдает от саудовской агрессии, уничтожившей инфраструктуру страны практически под корень.

Но на определенном этапе кто-то сознательно вбросил провокационный лозунг «Не Газа, не Ливан, моя страна – Иран». Его подхватила часть неумных людей, которые, положа руку на сердце, не понимают ничего – от слова «совсем». Заметьте, это было сделано аккурат после того, как генерал-майор Касем Сулеймани – один из самых ненавистных для США людей и один из главных архитекторов победы над такфиристами – официально поздравил Рахбара с победой над запрещенной в России группировкой ИГИЛ. В Иране царила атмосфера эйфории – ведь очень много крови иранских добровольцев было пролито, чтобы добиться побед в Сирии и Ираке, чтобы защитить народы этих стран от такфиристского нашествия, а Иран – от угрозы вторжения террористов, частью идеологии которых является геноцид мусульман-шиитов как «еретиков, неверных и отступников».

Одновременно Иран заявил о своей безоговорочной поддержке палестинской Интифады, выступив против решения Трампа о признании Иерусалима столицей Израиля. В движении ХАМАС, в котором наблюдался раскол по вопросу о том, кого поддержать в сирийской войне, прошли внутренние выборы. В результате этих выборов к руководству пришли проиранские фигуры, а опыт многолетней борьбы дал хамасовцам возможность понять, что на протяжении многих лет поддержкой и опорой для борющихся палестинцев была именно Исламская республика Иран, а не Катар, Турция и страны Залива, которые, как флюгер, готовы менять свое отношение к Израилю в зависимости от конъюнктуры. Между Ираном и ХАМАС наметилось повторное сближение.

Наконец, фрустрация США и Израиля, обусловленная полным фиаско их планов в Сирии и однозначной победой проасадовского блока, была заметна невооруженным глазом. И они подготовили целый комплекс мер против стран и движений, имеющих отношение к этой победе. В ракурс рассмотрения, естественно, попала наша страна – Россия, началась кампания травли против Хизбаллы – против движения были введен новый пакет санкций, а ЛАГ во главе с Саудовской Аравией пошла на эскалацию истерии, причислив Хизбаллу к «террористическим» из-за активной поддержки Башара аль-Асада на полях сражений. Одновременно в СМИ просочилась информация, что американские и израильские спецслужбы готовят убийство Касема Сулеймани, которого недружественные медиа ёрнически именуют «другом Путина».

А с чего, собственно, в Иране все началось? И во что вылилось?

Обманутые вкладчики

Protests8

В условиях ряда экономических проблем начали подпольно функционировать некие финансовые пирамиды и банки, деятельность которых с точки зрения законодательства Исламской республики незаконна. Эти банки давали ссуды под ростовщический процент, что запрещено законами ИРИ. Некоторые наивные граждане (от большого, опять же, ума) понесли туда деньги. Позже банки были закрыты как незаконно действующие, а гражданам обещали отдать деньги. Деньги, впрочем, граждане до сих пор не получили. Что, однако, может объясняться даже не обязательно злым умыслом и присвоением, а феноменальной иранской медлительностью. Здесь ведь особое дело: уголовка, непонятные фигуранты, пока найдут и привлекут виновных, пока разберутся со всей бумажной волокитой…Иранцы и простые-то дела (как-то утверждение какого-нибудь проекта) быстро не разруливают, а тут такое. Но у части народа лопнуло терпение. Видимо, потому, что деньги – такая вещь, которая порой нужна срочно, а их отсутствие сильно нервирует.

Пикантный и неприятный момент в том, что деятельность незаконных банков на каком-то этапе прорекламировало ТВ. Кто знает Иран изнутри, тот прекрасно понимает, что никакого приписываемого Ирану «авторитаризма» в нем нет в помине. Так, например, еще в 2013 году Рахбар написал открытое письмо, отметив, что ему категорически не нравится контент многих программ. От себя отмечу, что некоторые юмористические сериалы и т.п. пропагандируют отнюдь не исламские ценности (помню сцену, как жена избивает мужа стулом, увидев его в кафе с какой-то загадочной дамой, а тот прячется под стол – мне эта сцена показалась омерзительной и преисполненной совершенно неисламского неуважения к мужчине). Так что думать, что все ТВ от и до управляется «тоталитарным режимом мулл», ошибочно. На практике тоталитаризма в Иране весьма мало, а демократии весьма много, равно как и разных групп влияния.

Когда часть обманутых вкладчиков вышла на улицы, кто-то ловкий подсуетился, мастерски конвертировав недовольство рядом проблем экономического свойства в геополитическую плоскость, вбросив в массы лозунги против Рахбара, исламского строя, участия Ирана в сирийской войне и всего того, что буквально «по списку» ненавистно западным элитам и Израилю. Мол, экономические проблемы в стране не от того, что кто-то втихаря крышует жуликов, и не от практических ошибок действующего кабинета, а якобы от того, что Иран в Сирии воюет и Хизбалле деньги дает.

Грубо говоря, не слишком масштабный протест некоторых обманутых вкладчиков был подменен протестом взбунтовавшегося среднего обывателя, который очень хочет жить «как на Западе». Пропаганда пытается представить дело так, что эти обыватели выражают мнение большинства иранцев. Протестуют ли они потому, что банально голодны? Как в среднем живет средний иранец?

В Иране голод?

kebab3

Да, в соцсетях ныне стоит вой, что иранцы голодают. Стенают, разумеется, в основном те энтузиасты, которые в Иране никогда не были, а мир познают по веткам комментариев и репостам в Фейсбуке.

Это ложь. Ни я, ни мои знакомые никогда не замечали в Иране признаков откровенного голода и обнищания. Да, иранцы не шикуют – собственно, в стране, обложенной санкциями с 79-го года, другого и не следовало ожидать. Но рестораны и кафе переполнены, год от года все больше людей с ожирением (сказывается увлечение газировкой, пиццей и фастфудом, а это – типичная проблема никак не голодающих стран, а совсем даже наоборот). Нищих на улицах не видно, зато видно множество людей со следами ринопластики; излишне говорить, что, когда люди реально голодают, они не тратят большие деньги на услуги косметологов, а Иран – пятая в мире столица пластической хирургии, где добрая часть женщин буквально «повернута» на процедурах красоты.

В Иране есть бесплатное школьное образование и символически платное высшее (за пять лет обучения уплачивается налог около 350 долларов); кстати, свыше 60 % студентов – девушки. Есть доступная медицина, есть пенсии. Государство активно инвестирует в развитие науки и исследований. Многие иранцы отдыхают внутри страны на морях. Конечно, качество иранской одежды и обуви – такое же неважнецкое, как в СССР; у кого родственники работают за границей или побывали там (а «железного занавеса» в Иране нет), те, как у нас в советские времена, привозят родным и знакомым хорошую обувь, сумки, одежду. Еда в средних магазинах и средних кафе – вкусная и качественная. Лекарства очень дешевые и хорошие.

Авиапарк из-за санкций в плачевном состоянии. Автопарк в состоянии сложном – хорошие автомобили из-за санкций облагаются двойным налогом на границе, есть лицензия на производство Peugeot внутри страны, но значительная часть машин на улицах – собственные «сайпы» и «саманды» (аналог жигулей), сильно устаревшие морально и технически, и отравляющие города выхлопными газами. Впрочем, эти же сложности являются стимулом для развития своего авто- и даже авиапрома. Зато дороги прекрасные и идеально гладкие, повсюду – идеальная чистота, некоторые улицы словно отполированы. Очень много средств идет на благоустройство городов и в особенности на ландшафтный дизайн парков. Общественные набережные на море – свободны для посещения и не застроены виллами, исключение – пляжи для купания, которые огорожены и разделены по половому признаку, однако дешевы и доступны для всех. В парках повсеместно установлены бесплатные тренажеры – вот вам и фитнес на открытом воздухе.

Культурная стагнация? Отсутствие развлечений? В стране есть и театры, и музеи, и музыкальные концерты, и кинематограф – один из лучших в мире: иранские фильмы регулярно завоевывает международные награды. Много спорткомплексов и бассейнов для мужчин и для женщин. Да, алкоголя и ночных клубов нет – а что они дают в культурном плане, кроме того, что служат рассадниками наркомании и катализаторами беспорядочных связей?

Преступность в Иране – крайне низкая, хоть в 2 ночи можно взять такси и женщине поехать одной на другой конец города. Убийства и изнасилования – редчайшие эксцессы, которые караются самым строгим образом. С падением риала в 2012-м распространилось мелкое воровство на улицах, да и то не стало тотальным, угрожающим явлением.

Никто, включая сами иранские власти, не отрицает наличия в стране определенных экономических проблем, связанных с санкциями и безработицей. Причем последняя обусловлена не только санкциями, но и недостаточно эффективным менеджментом. Да, действительно, к экономической политике правительства Хасана Рухани у ряда граждан есть свои претензии – в том числе и у сторонников существующего строя. Так, с его приходом к власти были урезаны многие субсидии, усугубилась инфляция, растут цены на бензин и продукты, показатели по безработице остаются высокими, деньги и хорошие зарплаты сосредоточились в банковском секторе. Только все это нарастало, как снежный ком, еще с 2013-го. Какое-то время господствовали иллюзии, что «ядерное соглашение» с Западом поможет исправить ситуацию, но оказалось, что это не так. Однако есть одно «но»: все эти «жаждущие перемен» граждане с энтузиазмом проголосовали за Рухани же летом 2017-го. Получается, они теперь сами же себя должны бить по рукам?

По сети и экспертным сообществам, впрочем, гуляет конспирологическая версия, что сам же Рухани и стоит за протестами. Еще более конспирологическая схема гласит, что протесты вызвал к жизни сам Рахбар. Не думаю, что стоит анализировать конспирологию. Отмечу лишь, что часть митингующих, выражающая недовольство внешней политикой Ирана, скандирует лозунги и против Рухани, и против Рахбара, и против исламского строя в целом.

Не глупо ли теперь объяснять проблемы и ошибки в экономике помощью Йемену, Хизбалле и Палестине, тогда как они имеют иной генезис? И заживет ли средний обыватель лучше и веселее, если в его стране все станет, сообразно его вожделенной мечте, «как на Западе»?

«Хотим жить, как на Западе…»

Protests22

Средний обыватель мало разбирается в хитросплетениях мировой политики. Ему интереснее яичница на собственной сковородке. Как правило, он не умен, а потому им легко манипулировать, играя на его взвинченных нервах и свербящих внутри желаниях. Протест среднего обывателя отличается от протеста обездоленного, которому буквально нечего есть, и который не видит будущего в своей стране, фактически отданной на откуп иностранцам. Как только обыватель перестает голодать, а над головой у него возникает крепкая крыша, ему начинает казаться, что, если не отдавать деньги Газе и Ливану, тогда у него будет не просто пол, а пол с подогревом, и не просто рис, а рис с жирным кусом масла, и не дешевенькие мокасины из стремного кожзама, а хорошие брендовые ботинки из отличной кожи, и не раздолбанная Saipa, а классный BMW. «Зачем нам эта Куба, когда лучше дружить с США, и к чему нам эта гонка вооружений, когда приличные кроссовки не достать?» - эта риторика нам донельзя знакома.

Средний обыватель крайне не склонен страдать за какую бы то ни было идею. Он не мыслит такими категориями, как глобальные проекты, коммунизм на Марсе или приближение прихода имама Махди (мир ему) и торжество царства вселенской справедливости. Для него это бессмысленный и раздражающий абстрактный речитатив, из-за которого его мучают вполне конкретными санкциями. Государство должно обслуживать его комфорт, а не вовлекать его в какие-то мессианские проекты. Даже если он живет неплохо, он трезво понимает, что можно жить (в смысле – потреблять) куда лучше – «как на Западе». Правда, потом почему-то оказывается, что по итогам протеста средних обывателей, которые хотят, чтобы было «как на Западе», прекрасно начинает жить 10 % подсуетившихся, им же в руки плавно утекают все национальные богатства, а средний обыватель утешается ипотечным рабством, кредитным Renault или и вовсе зарплатой в 12 тысяч рублей в обветшавшем стационаре. Зато в магазинах – полный праздник жизни: сто сортов рыбы и колбасы, бутики с дизайнерской одеждой, изящная обувь от лучших брендов, роскошные автомобили. Правда, доступные тем же 10 %. Мы это все уже проходили.

Они этого пока не прошли. Точнее, проходили при шахе, но забыли. А потому в голову иранскому обывателю вдалбливается удивительная иллюзия, что все его проблемы будут решены, как только Иран вновь вернется в фарватер западной политики, перестанет враждовать с США и Израилем, прекратит вооружать Хизбаллу и «отдавать деньги каким-то арабским оборванцам из Газы и Йемена». «Вы хотите, чтобы у вас было, как на Украине?» - спросила я году в 15-м одного такого энтузиаста, сетовавшего на режим мулл, которые все деньги отдают в Ливан, мечтавшего «дружить с Израилем» и рвавшегося «скакать на майдане». На что он ответил – что нет, как на Украине они не хотят, они хотят, чтобы у них было «как у вас в 91-м при Ельцине». Ельцина они считают благом для России. Дальше, пожалуй, не стоит и продолжать.

Таким людям нужно, чтобы все снова было «как при шахе». Они запамятовали, что при шахе еще в 1957 году 70 % иранских граждан были неграмотны, а из 35 млн населения Ирана лишь 157 тысяч учились в университетах (а сколько еще нужно для обслуживания колониальной администрации?), а 24 % преподавателей работали на ЦРУ и 21 % – на местную охранку САВАК (созданную по образу и подобию израильской и причастную к массовым изощренным пыткам и убийствам). В то же время в стране существовало 3000 кабаре и борделей, а 80 тысяч американских военных советников т.н. «закон о капитуляции» наделял неограниченными полномочиями и неприкосновенностью (прямо как у нас – депутатов), меж тем, как 65 % от нефтяной выручки направлялось Израилю. Не удивительно, что к концу 70-х снести шаха мечтало абсолютное большинство иранцев самых разных политических убеждений. Быстро же в Иране забыли про «прелести» тех «свободных» времен!

Хватит кормить…?

hezbollah85

Средний иранский обыватель (кстати, не стоит думать, что таковых большинство – под «средним» имеется в виду «посредственный», «приземленный»: словом, мещанин) не понимает, что Ближний Восток – целостное пространство, где все процессы взаимообусловлены. Что покровительство Ирана антиамериканским движениям сопротивления – залог его суверенитета, влияния и, опять же, его боевой защитный щит от тех же США, протягивающие ручки к природным богатствам стран третьего мира. И не потому, что кто-то гремит против них громогласной риторикой, а поскольку запасы нефти или, например, сланцевого газа пахнут слишком аппетитно. Обыватель не понимает, что ливанская Хизбалла защищает его же, обывателя, на дальних рубежах. И что средний хизбаллаховец – это носитель куда более высокой и развитой формы сознания, потому что он мыслит такими категориями, как протест против американской гегемонии и мировой системы несправедливости, свобода, достоинство, самопожертвование. Он за это готов страдать – от бомб, от санкций. Он готов отдать жизнь – за свою страну или вообще за чужую. В отличие от мечтающих о том, чтобы в Иране было «как при Ельцине в 91-м», он довольно осведомлен о новейшей истории России и понимает, что Ельцин для нашей страны был злом. И, более того, даже знает о расстреле парламента из танков в 93-м.

Иранский обыватель не понимает, что деньги, направляемые тем же ополчениям или Асаду и Хизбалле, ему кажутся «огромными», а по меркам тех стран, куда они идут на поддержание дружественных ИРИ движений, СМИ, структур, это порой деньги весьма скромные. Для сравнения: в Тегеране средняя зарплата, по данным портала «Иран сегодня» – 800 долларов, в среднем 400 долларов стоит аренда средней по размерам квартиры. В Бейруте, чтобы худо-бедно выжить и прокормить большую семью, нужно 2000-3000 долларов минимум. В Ливане нет вообще ничего бесплатного. Спросите, зачем они тогда столько (четверых-пятерых детей) рожают? Рожают, чтобы дети получили хорошее образование и кормили родителей (потому что пенсий тоже нет) и помогали друг другу. Вот останется один брат без работы – его тут же выручит другой брат, у которого хорошо идет бизнес. Но чтобы встать на ноги, нужно выучиться. Значит, родители должны вложиться. Чтобы выучить детей, нужны очень большие деньги, потому что обучение и в школах, и в вузах – платное. В инфраструктуре Хизбаллы все это стоит, опять же, намного дешевле по сравнению с другими ливанскими учреждениями, а образование лучшее в стране – настолько, что немусульмане стремятся отдавать детей в «хизбаллинские» школы. Но всех нужд высшего образования инфраструктура Хизбаллы не покрывает.

Соответственно, если суммировать, иранскому обывателю может показаться, что какой-нибудь сотрудник «Аль-Манар» (или другой проиранской структуры) катастрофически его объедает, и что его кровные иранские деньги идут ему на строительство вилл с бассейнами. Меж тем, как по меркам Ливана он может получать среднюю зарплату, далеко не самую большую. Опять же, дешево ли обучить и укомплектовать шестую по силе армию в мире, каковой военные эксперты считают Хизбаллу? Нет, это очень дорого. То же самое касается ополчений в Ираке, воевавших против ИГИЛ. Иранский обыватель считает, что это нерациональная трата его средств? В таком случае он вообще тотально ничего не понимает. Если бы не вложения Исламской республики в Хизбаллу и шиитские ополчения в Ираке, такфиристы уже, возможно, хозяйничали бы на иранских улицах. Прорвали бы границу, какие-то города захватили, в каких-то учинили бы вакханалию кровопролития – вернулась бы ситуация времен ирано-иракской войны. Или, по крайней мере, иранские города и шиитские святыни Ирана накрыла бы волна терактов с помощью смертников и заминированных машин. Которые, кстати, стали редкостью даже в шиитской части Ирака – и все благодаря работе иранских спецслужб. Пожевывая свой кебаб с рисом и заедая подливой горме сабзи, иранский обыватель думает, что в рисе было бы побольше масла, а в горме сабзи побольше мяса, не отдай Рахбар его деньги «каким-то там арабам». Не понимая, что, если бы деньги не пошли «арабам», его головой на этой самой улице, возможно, играли бы в футбол.

Протестующие также критикуют выделение больших, как им кажется, бюджетов шиитским религиозным фондам (боньядам), в том числе ведущим работу за рубежом. Тут нужно упомянуть, что внутри этих фондов существует довольно жесткая финансовая отчетность. А на их деньги открываются издательства, функционируют СМИ, а где-то еще строят больницы и школы, а где-то вообще содержатся боевые ополчения. Да, от коррупции система (любая, где выделяются бюджеты) не застрахована, но любые факты коррупции, как минимум, требуют зримых доказательств. Излишне говорить, что у «скачущих» их нет. Нужна ли Ирану работа этих фондов? Исключительно нужна. Культурное и научное сотрудничество, развенчание мифов об Иране, его государственном устройстве и иранском исламе – лишь часть этой работы. Суверенную державу отличает от сырьевого придатка в том числе наличие собственного идеологического, политического проекта, который она предлагает миру, а также братская помощь другим странам и народам. В условиях, когда у этого политического проекта есть много врагов, которые еще и распространяют ложные сведения, борьба на информационном уровне очень важна. Впрочем, это, опять же, могут понять только люди идейно мотивированные.

Падет ли исламский строй?

Protests12

Разумеется, нет. Собственно, уже поступают заслуживающие доверия сообщения, что протестующие почти успокоились. КСИР объявил, что ситуация стабилизировалась. Возникает другой вопрос: что это было? И может ли это повториться и приобрести куда более угрожающий размах?

Похоже, что имела место некая провокация, когда, используя неприятный криминальный инцидент, вызвавший во многом законные протесты части людей, «стрелки перевели» на Рахбара, исламский строй и совершенно оправданную и правильную внешнюю политику Ирана в Сирии, Ираке, Йемене и Палестине. Вопрос тут в следующем: имеем ли мы дело с чистой воды провокацией внешних сил или же к ней причастна внутрииранская прозападная «пятая колонна», которая заняла хлебные места и втайне мечтает избавиться от мешающей ей исламской и хомейнистской идеологической составляющей, от Рахбара, от политики противостояния США и Израилю, навлекающей санкции и мешающей беспрепятственному обогащению? Судя по нюансам с рекламой по телевидению, дело, увы, не только в иностранном вмешательстве. Во всяком случае, такие мнения звучат, в том числе со стороны авторитетных экспертов.

Все, кто знаком с Ираном, знают, насколько иранский менталитет отличается от жесткого русского: иранцы куда более дипломатичны и компромиссны в своих установках. Они настроены не на жесткое насаждение своей линии, а на внутренний диалог, маневрирование и консенсус. Тем не менее, некоторые чистки Исламской республике бы не помешали – в первую очередь, для сохранения достижений революции, особенно в условиях полыхающих войн, внешних вызовов и провокаций. По крайней мере, на русский взгляд. Разумеется, субъективный.

Кроме того, имеет смысл и некоторая творческая ревизия внутренней политики, не выходящая за рамки господствующей идеологии. И все ли в ней соответствует строго этой идеологии, или же что-то скорее является данью неким древним иранским устоям, которые иранское общество уже переросло? Не нужно недооценивать потенциала модернизации этого общества именно по исламским, а не либеральным лекалам – рамки шиитского ислама в этом плане, кстати, довольно широки и подвижны. Это, равно как и отказ от некоторых заезженных шаблонов в информационной и культурной политике, стало бы довольно хитрым и умным ответом западной пропаганде, рекламирующей либеральные ценности в среде иранской молодежи.

Протесты оказались слишком хилы, и об этом свидетельствуют отчаянные попытки западных СМИ выдать за них кадры, снятые не в Иране, или же фото выступлений сторонников линии Хомейни-Хаменеи, которые тотчас активно вышли на улицы. А их – минимум половина населения страны. А в «час икс» их может оказаться куда больше: вспомним, как в Сирии былые противники Асада перешли на его сторону, когда поняли, какая маячит альтернатива. Пока же на каждого модного иранского персонажа с начесом в лосинах приходится свой молодой доброволец с красной повязкой на лбу (прямо как в годы ирано-иракской войны), прошедший войну с запрещенными в РФ Нусрой и ИГИЛ. С началом событий в Сирии и Ираке исламизированную часть иранского общества захлестнула такая волна воодушевления, что власти были вынуждены ограничивать поток добровольцев: только один мужчина на семью. Теперь эти крепкие молодые парни приобрели боевой опыт. Что ему смогут противопоставить жеманные юноши в обтягивающих джинсах, наращивающие эстрогеновые галифе, уплетая фастфуд в тылу и выходя через vpn на сайты с западной попсой?

Сегодня протесты захлебываются и сходят на нет. В том числе и потому, что их социальная база оказалась уже, чем думали зарубежные подстрекатели. Но в худшем случае, если в будущем ситуацию последовательно раскачают, Иран ждет не падение исламского строя, а гражданская война. Потому что сторонники Исламской революции – при всем том, что и у них могут быть какие-то частные претензии к конкретным методам воплощения ее идей – так просто Исламскую республику тоже не сдадут. Хотят ли этого протестующие? Жаждут ли они войны, иностранной интервенции, полыхания национальных окраин, откола территорий, потери выхода к морям и островов, многочисленных жертв? Едва ли. Они банально не просчитывают последствия своих недальновидных действий.

Protests17

Некоторые ливанские и иранские политологи рассказывали мне интересную вещь, касающуюся протестов 2009-го года. «Зеленый» лагерь взахлеб жалуется, как жестко их подавляли бойцы «Басидж» и ливанской Хизбаллы. Но те самые политологи говорили, что протестующих остановил даже не «Басидж», и не Хизбалла – а простые иранские граждане, сторонники исламского строя. Сказалась традиция собираться вечером каждого четверга в квартальных мечетях на чтение Дуа Кумейл. Во время этих собраний также проводятся уроки «политинформации», а люди имеют возможность тесно познакомиться. Вот эти хорошо знающие друг друга люди собрались и выступили как слаженная сила. Похоже, именно поэтому сторонники Рахбара так быстро консолидировались и на этот раз.

Нашим же властям и экспертам нужно помнить, что протестующие против «тиранического режима аятолл» по большей части настроены весьма антироссийски. И на попавших в youtube кадрах, где демонстранты скандируют на фарси: «Смерть России» - как раз-таки запечатлены противники «режима аятолл», одна из претензий к которому – его дружба и сотрудничество с Россией. Час, когда Иран станет «нормальной» по либеральным меркам страной, будет для России не очень радостен. Получить вторую Украину в лице одной из ключевых стран Ближнего Востока, мягко говоря, не хотелось бы. А потому поддержать нынешний строй в Иране – напрямую в интересах руководства РФ.

Анастасия (Фатима) Ежова

«Завтра»