• Аятолла Хаменеи:
    Аятолла Хаменеи: "Американская сделка века не доживет до смерти Трампа"
    "Американские агрессоры и грабители недавно предали огласке план, который они сами обозвали “сделкой века”. Они специально выбрали для него такое громкое наименование, ибо надеются воплотить его в жизнь. То, чего они добиваются, во-первых, глупо, во-вторых, это указывает на их злонамеренность, в-третьих, с самого первого дня этот план вредоносен для них же самих. они пришли переговариваться с сионистами о том, что им даже и вовсе не принадлежит. Палестина принадлежит палестинцам".

  • Сейид Наср-Аллах:
    Сейид Наср-Аллах: "Голова Трампа не стоит даже ботинка Касема Сулеймани"
    "Что такое справедливое возмездие? В ответ на убийство наших героев мы должны выдворить американских военных из всего нашего региона. Чтобы не осталось ни одной американской базы, ни одного американского корабля, ни одного американского солдата и офицера. Американцы побегут из нашего региона, сверкая пятками, как последние трусы, как они это уже делали в прошлом благодаря спецоперациям наших бойцов. Тогда Аль-Кудс вернется к умме, и для этого нам, возможно, даже не понадобится конфликт с Израилем. Но нельзя трогать обычных американцев – бизнесменов, журналистов, сотрудников компаний, врачей, которые работают в нашем регионе".

  • Имад Мугния и Саада Бадреддин: история борьбы, история любви
    Имад Мугния и Саада Бадреддин: история борьбы, история любви
    "Мы не могли называть себя своими настоящими именами, рассказывать об Имаде и о том, кем мы ему приходимся, и раскрывать его имя. Мы постоянно переезжали. Мы не приглашали в дом родственников и соседей. У нас даже не было своего дома. Имад с ранних лет был известен своей выдержкой и спокойствием. Он не только поклонялся Аллаху – он служил своему народу и всем угнетенным. Он совершенствовал себя ради борьбы за правое дело. Он не был типичным для традиционного общества мужем и отцом. Он не уделял семье какое-то особое, строго отведенное для нее время. Но когда он присутствовал на семейных собраниях, он был со всеми дружелюбен и много смеялся. Это были такие спонтанные моменты счастья..."

  • 40 дней без Касема Сулеймани: взгляд советника Рахбара по международным делам
    40 дней без Касема Сулеймани: взгляд советника Рахбара по международным делам
    Аятолла Мохсен Куми выступил со страстной и экспрессивной речью, где с неподдельными чувствами рассказал о павшем герое Ирана. Касем Сулеймани не мог смириться с несправедливостью в мире, как другой герой — Че Гевара. "Он – мученик за Аль-Кудс, за Хизбаллу, за безопасность нашей родины. И это символично, что он пал героем незадолго до очередной годовщины мученической смерти Фатимы Захры, мир ей. Всю свою жизнь мученик Сулеймани посвятил Сопротивлению. И он сохранял Ось Сопротивления живой – не столько силой оружия, сколько силой своей мысли. Путь Касема Сулеймани – умное и осмысленное Сопротивление".

  • Наследие имама Хомейни: исламское правление – вилаят аль-факих
    Наследие имама Хомейни: исламское правление – вилаят аль-факих
    Множество политических, социальных, экономических предписаний останутся за бортом, если шииты не будут участвовать в политике, а у этих норм не будет принудительной силы. По мысли имама Хомейни, исполнять эти законы призвано исламское правительство. Вместе с тем, его учреждение возможно лишь в стране, где мусульмане составляют большинство и сами хотят это исламское правление. Так произошло в Иране после Революции 1979 г., когда народ проголосовал за создание Исламской Республики.

  • Сионистские поселенцы нападают на палестинские школы
    Сионистские поселенцы нападают на палестинские школы
    28 января группа агрессивно настроенных сионистских поселенцев ворвалась в деревню Эйнабус, расположенную в 12 километрах к югу от Наблуса, разбили окно в начальной школе для мальчиков и бросили внутрь учебного заведения зажигательную смесь, после чего в здании возник пожар.

Резня в Сабре и Шатиле: воспоминания выживших

17 сентября 2019

Sabra Shatila1

Хотя с тех пор, когда в бейрутских лагерях палестинских беженцев Сабра и Шатила была учинена чудовищная резня, прошло уже 37 лет, люди, выжившие в те кошмарные три дня, никогда не смогут забыть ужасающие сцены, свидетелями которых им пришлось стать.

Вскоре после того, как Израиль вторгся в Ливан в 1982 году, коллаборационисты из праворадикальных ливанских группировок, вступив в союз с сионистскими захватчиками, взяли лагеря беженцев штурмом и принялись убивать их обитателей, насиловать матерей на глазах у собственных семей и уродовать тела беременных женщин.

В ходе тех событий, продолжавшихся с 16 по 18 сентября, были убиты более 3 тысяч палестинцев и ливанцев – преимущественно ливанских шиитов.

В канун резни тогдашний «министр войны» Израиля Ариэль Шарон отдал приказ, чтобы лагеря были окружены, тем самым дав «зеленый свет» одному из самых кровавых актов геноцида в новейшей истории.

В 2017 году корреспонденты турецкого агентства «Анадолу» отправились в эти лагеря, чтобы отыскать выживших и зафиксировать их воспоминания.

Так, 50-летней (на момент интервью) Амаль аль-Кирми в 1982 году было всего 15 лет. Вместе с членами своей семьи они бежали из своего дома через один из прилегающих к лагерю восточных кварталов, пока туда не прибыли боевики из печально известной группировки Саада Хаддада.

Отставной майор ливанской армии, Хаддад ранее командовал подразделением из 400 человек в Южном Ливане, после чего покинул ряды армии, став откровенным коллаборационистом и пособником Израиля, основав так называемую «Армию Южного Ливана», которая боролась против палестинского присутствия в стране.

Наряду с хаддадовской «Армией Южного Ливана», к резне также приложила руку праворадикальная христианская партия ливанских фалангистов.

«Они обманули нас. Через громкоговорители они объявили, что каждый покинувший свои дома сможет вернуться на родину в Палестину», - вспоминает Амаль.

По ее словам, «жители лагеря поверили этой лжи израильтян и их ливанских агентов. Когда они сделали то, что от них требовалось, на них напали и принялись убивать всевозможными мыслимыми и немыслимыми способами».

Мухаммаду Хасанейну, которому на момент интервью было 45 лет, было всего 10, когда перед его глазами предстала сцена, как израильский солдат и двое ливанских фалангистов вспарывают живот беременной женщине, плод которой они оставили висеть на стене дома.

«Это просто чудо, что кому-то из нас удалось бежать и спастись. После того, как убийцы и сионисты ушли, на протяжении многих месяцев над нашем лагерем витал трупный запах».

67-летнему Саиду аль-Касиму тогда было чуть за 30. Вместе с двадцатью другими молодыми мужчинами он попытался отстреливаться и защищать лагерь при помощи имевшегося легкого оружия.

«Я никогда не прощу арабов, проявивших тогда больше прыти, чем сами сионисты. Эти молодые боевики были на таблетках и под наркотиками. И они убивали нас с таким ожесточением, какого не было видано в истории», - с горечью отметил он.

Многие выжившие в той резне люди впоследствии подали на Израиль в суд. Но, по свидетельству Саида аль-Амри, на момент интервью 55-летнего, большинство истцов с тех пор получили политическое убежище – но на условиях, что они отзовут свои претензии к Израилю.

«Лишь небольшая горстка тех, кто стал непосредственными свидетелями этой варварской вакханалии, до сих пор живут в лагере», - констатировал он.

Площадью примерно в один квадратный километр, лагеря Сабра и Шатила расположены в Западном Бейруте. Это один из двенадцати палестинских лагерей беженцев, которые на сегодня существуют в Ливане. Их населяют приблизительно 80 тысяч человек.

Middle East Monitor