• Как надо понимать карикатуры на Пророка в
    Как надо понимать карикатуры на Пророка в "Шарли Эбдо": взгляд аятоллы Хаменеи
    Большой и непростительный греховный поступок одного из французских изданий, оскорбивший святой лик великого Пророка Ислама (да благословит Аллах его и его семейство) стал очередным свидетельством упрямого неприятия и враждебности политических сил Запада по отношению к Исламу и мусульманской общине.

  • Сейид Наср-Аллах о шейхе Ахмаде Эль-Зейне, войне в Йемене и закате США
    Сейид Наср-Аллах о шейхе Ахмаде Эль-Зейне, войне в Йемене и закате США
    "Ось Сопротивления прошла через худшие времена и худшие испытания в своей истории за последние 10 лет – я имею в виду то, что происходило в Ливане, в Сирии, в Ираке; тяжелейшую блокаду и все новые и новые санкции против Ирана. Америка устремляется к упадку, а Ось Сопротивления – а в нее входят государства, движения и народы – укрепляется. Поэтому мы призываем всех – государства, народы, организации, движения, конфессиональные общины – не рассчитывать на Америку и на международные организации, что они решат наши проблемы и сложности".

  • Политический манифест Хизбаллы
    Политический манифест Хизбаллы
    Это официальная программа Партии Аллаха, принятая в 2009 году. Хотя прошло уже 12 лет, и с тех пор произошло множество драматических и важных событий – таких, как сирийская война или агрессия против Йемена – ключевые положения политической доктрины Хизбаллы не изменились. Программа дает представление об истинной позиции данного ливанского движения, окутанного множеством домыслов и преднамеренных инсинуаций.

  • Йемен: стигма для человечества
    Йемен: стигма для человечества
    Агрессия против Йемена официально длится вот уже седьмой год. На протяжении прошедших 6 лет международное сообщество закрывало глаза на ужасающие акты геноцида и нарушения прав человека, в ходе которых йеменцев безжалостно убивали, разрушали их дома, подвергали их мучениям и осаде. Действующий министр прав человека Али ад-Дайлами подробно рассказал о военных преступлениях против йеменского народа, совершенных за все годы этой войны.

  • Блокада Газы: страдания и притеснения, от которых можно сойти с ума
    Блокада Газы: страдания и притеснения, от которых можно сойти с ума
    За прошедшие годы палестинцы Газs пережили еще несколько лет жесточайшей блокады, усиление экономического кризиса, множество ракетных ударов и бомбежек, потеряли сотни своих сынов и дочерей, убитых сионистами во время актов агрессии и кровавого подавления ими Марша Возвращения. Излюбленная тактика израильских военных — стрелять боевым оружием на поражение или же по ногам — привела к тому, что в Газе заметно увеличилось количество инвалидов, которым требуется дорогостоящее лечение и протезирование.

  • Исмаил Халил, Изз ад-Дин Надаль, Малик Исса: как сионисты расправляются с палестинскими детьми и подростками
    Исмаил Халил, Изз ад-Дин Надаль, Малик Исса: как сионисты расправляются с палестинскими детьми и подростками
    Восьмилетний Малик Исса был ранен пулей с резиновым наконечником в момент, когда выходил из школьного автобуса. Мальчик лишился левого глаза и остался инвалидом. Это не единственная подобная жертва израильских военных. От их рук регулярно погибают или становятся инвалидами палестинские дети и подростки совершенно разного возраста, причем травма глаза — очень распространенное увечье. 15-летний Исмаил Халил, 14-летний Изз ад-Дин Надаль получили аналогичные ранения...

  • На главную
  • Сопротивление
  • Мученики
  • Письмо мученика Касема Сулеймани своей дочери Фатиме о философии жизни

Письмо мученика Касема Сулеймани своей дочери Фатиме о философии жизни

23 февраля 2021

Qasem martyred12

С именем Аллаха Милостивого, Милосердного!

Последняя ли это моя поездка, или же судьба приготовит мне что-то другое? Как бы то ни было, я довольствуюсь тем, чем доволен Он (Аллах). Пишу тебе в этой поездке, чтобы в моё отсутствие у тебя было в руках что-то, что напоминало бы тебе обо мне, когда ты будешь скучать по мне. А, может, ты найдёшь здесь слова, которые тебе пригодятся.

Каждый раз, когда я отправляюсь в поездку, меня преследует предчувствие, что я больше вас не увижу. Много раз в пути я представлял себе ваши любящие лица одно за другим, и много раз проливал слезы, вспоминая о вас. Скучаю по вам и доверяю вас Аллаху. Хотя я редко находил время, чтобы проявлять свою любовь, и не смог в должной мере сделать так, чтобы ты ее почувствовала – но дорогая, иногда человек редко говорит, что любит кого-то, смотря ему в глаза, но эти глаза для него дороже всего на свете. Вы для меня дороже всего на свете – независимо от того, говорю я это вслух или нет, вы мне очень дороги. Уже больше двадцати лет я заставляю вас переживать для себя, и Всевышний распорядился так, что у этого нет конца, и ты всегда видишь страшные сны обо мне.

Дочка моя, что бы я ни думал и ни делал, чтобы доставлять вам меньше поводов для беспокойства, у меня в итоге ничего не получалось. И это вовсе не из-за моей любви к военному делу! Это никогда не было так. Это также не из-за моей работы, и никто меня к ней никогда не принуждал. Нет, дочка моя, я ни за что не заставлял бы вас страдать из-за моей работы, положения или по чьему-то принуждению – не говоря о том, чтобы заставлять тебя плакать.

Но смотрю я и вижу, что каждый в этом мире выбрал себе путь: один учится чему-то, другой учит, один занимается торговлей, другой – сельским хозяйством, и существуют миллионы других путей – или лучше сказать, что каждый выбирает свой путь. И думал я, какой же мне выбрать путь? Я обдумал несколько тем и задал себе несколько вопросов: «Насколько долог этот путь? Где он заканчивается? Сколько времени мне отмерено? И, в конце концов, какова моя цель?». Я осознаю, что я не вечен, и никто не вечен. Мы пребываем здесь лишь некоторое время и уходим. Некоторые проживают здесь всего несколько лет, но мало кто доживает до ста лет. Но даже в этом случае он не остаётся здесь и уходит, как и все.

Я подумывал о том, чтобы заняться торговлей, но вся польза, которую приносит торговля – это энное количество блестящих монет, дома и автомобили. Но все это не решает ровным счетом ничего в моей судьбе. Я думал и о том, чтобы жить ради вас – но понял, что вы для меня очень дороги – до такой степени, что, если вам будет причинена боль, эта боль охватит меня всего целиком. Если вы столкнётесь с проблемами, меня будут жечь языки пламени. А если вы оставите меня, то опоры моего существования рухнут одна за другой. Я осознал, что не смогу вынести этот страх и переживания. Я понял, что должен прибегнуть к тому, кто наладит мои дела, и этот кто-то – никто иной, чем Всевышний.

Эту ценность и сокровище, которыми для меня являетесь вы, цветы моего существования, невозможно сохранить благодаря богатству и власти. Если бы это было не так, то богатые и влиятельные люди были бы способны отвратить от себя смерть, или их богатство и власть могли бы спасти их от неизлечимых болезней, и они вообще не попадали бы на больничные койки. Я же выбрал Господа и Его путь. Я впервые признаюсь, что никогда не хотел быть военным, и никогда мне не нравилось получать звания. Ни на какое звание или пост я не променял бы то красивое имя «Касем», которое слетело с чистых уст стража из «Басидж», ставшего шахидом. Поэтому я завещал написать на моей могиле только «Солдат Касем», и не Касем Сулеймани, которому приписали такое величие, которое лишь отяготит его ношу (в Судный День).  

Дорогая, я просил Всевышнего наполнить все артерии и капилляры моего тела любовью к Нему и переполнить ею всю мою сущность.

Я выбрал этот путь не для того, чтобы убивать людей. Ты знаешь: у меня даже не хватает сил смотреть на то, как отрезают головы курам. Если я и взял в руки оружие, то это только для того, чтобы противостоять убийцам, а не для того, чтобы убивать людей. Я считаю себя стражем (солдатом) каждого мусульманского дома, который находится на опасной территории, и хочу, чтобы Аллах дал мне силы, чтобы я смог защитить всех угнетённых в этом мире. Я не отдаю жизнь за дорогой Ислам, хотя и не пожалел бы её для этого, и не отдаю жизнь за угнетённых шиитов, за что бы тем более не преминул пожертвовать ею – нет, нет...Я сражаюсь за того напуганного ребёнка, который остался без помощи и потерял надежду, ради той женщины, которая прижала к своей груди кричащего младенца, когда они остались без дома и вынуждены спасаться бегством, оставляя на дороге окровавленные следы.

Дорогая моя, я принадлежу тому самому Корпусу стражей (Исламской Революции), который не спит, или спит лишь бодрствуя, чтобы другие могли заснуть (в безопасности). Пусть я пожертвую своим покоем, зато они будут спать спокойно. Моя дорогая дочка, наслаждаясь безопасностью, ты спишь в своём доме, ты живёшь достойной и почётной жизнью. Но что мне сделать для той девочки, которая осталась без защитника, или для того плачущего ребёнка, который… который потерял все? Перепоручи меня (Аллаху) и доверь меня Ему. Разреши мне уйти, уйти, уйти. Как я могу оставаться здесь, когда весь мой караван [ставших мучениками друзей] ушёл, а я остался?

Дорогая дочка, я очень устал. Тридцать лет уже как я не высыпаюсь, но теперь я не хочу спать. Я сыплю соль себе в глаза, чтобы веки не осмелились сомкнуться – а то, не дай Аллах, из-за моей беспечности отрежут голову тому самому беззащитному ребёнку. Как представлю, что той девочкой могла быть ты, Наргес или Зейнаб, а тем молодым парнем, который спал со своим оружием, а ему вот-во готовы отрезать голову, мог быть мой Хусейн или мой Реза. Чего вы ожидаете от меня после этого? Чтобы я был безразличным наблюдателем? Или стал бизнесменом? Нет, я так жить не могу, и точка! Мир вам и Милость Аллаха!

Организация переводов «Калам-е Нур»

Материал vk-сообщества «Ибрахим Хади» (в редакции «Михвара»)