• Как надо понимать карикатуры на Пророка в
    Как надо понимать карикатуры на Пророка в "Шарли Эбдо": взгляд аятоллы Хаменеи
    Большой и непростительный греховный поступок одного из французских изданий, оскорбивший святой лик великого Пророка Ислама (да благословит Аллах его и его семейство) стал очередным свидетельством упрямого неприятия и враждебности политических сил Запада по отношению к Исламу и мусульманской общине.

  • Сейид Наср-Аллах о демаркации границ, учениях ЦАХАЛ и эре Трампа в истории США
    Сейид Наср-Аллах о демаркации границ, учениях ЦАХАЛ и эре Трампа в истории США
    "Независимо от того, кто станет президентом США, он будет укреплять Израиль, а потому нам без разницы, кто там победит. Взгляните, каковы условия жизни в больших американских городах: люди живут в палатках, без соцпакета, эпидемия COVID приобрела огромный размах, широко распространились психические заболевания и зависимости, множество людей находятся в тюрьмах, процветает неприкрытый расизм…И это та самая Америка, которую нам преподносят как образец!"

  • Последний ужин с тортом: что может ждать Джареда Кушнера в наступившем году
    Последний ужин с тортом: что может ждать Джареда Кушнера в наступившем году
    Спустя год после бессудного убийства генерала Касема Сулеймани и его спутников исламский мир негодует: он требует суда и возмездия (кисас) – проще говоря, смертной казни для причастных к этому преступлению. По уголовному делу, возбужденному в Иране, проходят 48 человек, включая самого Трампа. Портал Alahed News опубликовал редакционную статью, где рассуждает, кого могут привлечь к ответственности первыми.

  • Операция КСИР
    Операция КСИР "Касем Сулеймани": какие подробности стали известны спустя год
    8 января 2020 года КСИР провел операцию возмездия за смерть Касема Сулеймани, которая носила его имя. Прошел год, но американские военные, которые оказались в ту ночь на иракской базе Айн аль-Асад, до сих пор с ужасом вспоминают иранскую ракетную атаку. Они говорят о преследующем их чувстве тревоги и беспомощности. Очевидцы вспоминают, что они плакали и хныкали, а некоторых из них рвало от страха.

  • Палестина и ковид: медицинский апартеид как инструмент геноцида
    Палестина и ковид: медицинский апартеид как инструмент геноцида
    COVID-19 в тюрьмах продолжает распространяться — причем жертв среди палестинских заключенных заметно больше, чем среди израильских. Сионистский режим цинично и неприкрыто отказывает палестинскому народу в праве на вакцинацию, несмотря на призывы ООН, ВОЗ и других международных организаций. Ситуация становится все более тревожной и на оккупированном Западном берегу, и в Газе...

  • Каким был мученик Абу Махди аль-Мухандис: воспоминания приемной дочери
    Каким был мученик Абу Махди аль-Мухандис: воспоминания приемной дочери
    В первую годовщину героической смерти Хадж Абу Махди аль-Мухандиса портал Alahed News взял эксклюзивное интервью у Захры, которую мученик Аль-Мухандис взял под опеку после смерти ее отца. Она была одной из множества молодых женщин и мужчин, которым он помогал на протяжении всей их жизни.

  • На главную
  • Сопротивление
  • Женщины
  • Индийская западня: шейх Закзаки с женой летят обратно в Нигерию

Индийская западня: шейх Закзаки с женой летят обратно в Нигерию

15 августа 2019

Zakzaki India2

Новость-молния, шокировавшая сторонников и симпатизантов вроде бы отпущенных на лечение в Индию шейха Закзаки и его жены Зины Ибрахим: пожилая чета возвращается из Дели в черный политический ад Нигерии. Что же произошло? Индия передумала, или же супругов что-то смутило?

Находясь в индийской больнице Меданта, шейх Закзаки записал аудиосообщение, которое опубликовало информационное агентство AhlulBayt (a) News Agency (ABNA).

«Во имя Аллаха.

И мир нашему господину и пророку Мухаммаду и его пречистому непорочному семейству!

Сейчас мы находимся в Нью-Дели, в Индии. Как вы знаете, здесь все было приготовлено, чтобы оказать нам должную медицинскую помощь с учетом тех заболеваний, которые есть у меня и у моей жены Маламы Зины. А у нее, Маламы Зины, в теле до сих пор сидит целая пуля, которую необходимо удалить; также она нуждается в операции на коленном суставе – это не считая прочих ее проблем.

Что до меня, то у меня в глазах, кистях рук и бедре остаются мелкие фрагменты шрапнели, из-за чего происходит медленная интоксикация всего моего организма. Из-за этого у меня возникло множество осложнений, которые были выявлены позже, и именно из-за них у меня произошло два мини-инсульта. Поэтому первое, в чем я нуждаюсь – это удаление кусочков шрапнели. Эта процедура не может быть произведена в домашних условиях, потому врачи посоветовали нам отправиться за границу, где есть условия для выполнения данной операции.  

Второе, что мне нужно – вывод из моего тела токсинов, которые уже поразили мои кости и некоторые мышцы. Этот процесс требует определенного времени.

У меня также есть проблемы с глазом. После второй операции на этом глазу мое зрение ухудшилось, и стало ясно, что мне нужны более продвинутые технологии для лечения этой болезни.

В конечном итоге, мы были очень рады, что прибыли в Дели, и что нас вот-вот привезут в хорошую клинику, где есть все необходимое для лечения. Кроме того, врачи, посещавшие нас в Нигерии, посоветовали нам именно эту больницу под названием Меданта. Поэтому мы послали запрос на лечение именно туда.

Zakzaki India3

Еще до вылета из Нигерии до нас дошла информация, что американское посольство в Индии оказывает давление на руководство этой клиники, чтобы она не принимала нас.  Поэтому мы рассматривали альтернативные варианты еще до прибытия. Но позже нам сообщили, что проблема решена, и что Меданта примет нас. Поэтому мы вылетели из Нигерии.

Как только мы прилетели сюда, люди из персонала больницы встретили нас в аэропорту и транспортировали нас в клинику. Поскольку нас везли машиной «скорой помощи», только от ее сотрудников мы узнали, что в аэропорту собралось множество людей, которые мечтали увидеть нас. Но их не пропустили к нам, задействовав две машины «скорой», и они столпились вокруг одной из них, в то время как нас погрузили в другую. Таким образом, люди в аэропорту не имели возможности даже взглянуть на нас.

Также они сказали нам, что множество людей ждали нас и у входа в клинику. Но как только мы прибыли, нас приняли через черный ход. Они объяснили это тем, что поддержать нас пришло слишком много людей, и они боялись неадекватных и опасных для нас действий со стороны толпы.

После того, как мы туда приехали, мы поняли, что кое-кто из сотрудников нигерийского посольства в Индии поговорили с персоналом клиники до нашего прибытия, и что вся ситуация плотно курируется и посольством Нигерии, и сотрудниками ее спецслужб.

То, что мы увидели, привело нас к пониманию, что нас фактически переправили в другое место лишения свободы, где условия даже строже, чем там, в Нигерии. В клинике дежурили вооруженные автоматами полицейские, она кишела сотрудниками службы безопасности посольства Нигерии. То, на что мы возлагали такие надежды, оказалось новой тюрьмой.

Даже в Нигерии они согласились, чтобы нас, заключенных, лечили только те врачи, которых мы сами выбрали со спокойным сердцем. Но здесь нам навязали докторов, не дав нам ни малейшей возможности выбора. Они даже сказали нам такую вещь, что это эксклюзивное право клиники – назначать нам врачей и курс лечения. Тогда я ответил им, что мы должны доверять своим врачам, чего мы не можем сказать о тех врачах, которых мы совершенно не знаем. И пока мы не получим рекомендации от людей, которым мы доверяем, мы не можем допустить до себя ни одного врача. В частности, это касается операций по извлечению пуль.

Исходя из всего увиденного, мы пришли к выводу, что лечиться здесь небезопасно. Де-факто – это еще одни застенки.

Zakzaki India1

В общей сложности я провел за решеткой около 13 лет своей жизни, но я никогда не видел такой тюрьмы, в какой я нахожусь сейчас. Вооруженные полицейские дежурят даже у дверей в палату. Нам нельзя перемещаться даже из комнаты в комнату. Даже там, где мы отбывали сроки заключения в Нигерии, я не наблюдал ничего подобного – а ведь я находился в настоящей тюрьме! Нас запирали в 9 часов вечера и открывали двери в 7 утра, и мы могли свободно перемещаться по территории тюрьмы.

Даже когда я сидел в тюрьме в Кирикири, там не было такого строго режима. Поэтому я не вижу никакого резона в том, чтобы покинуть тюрьму для получения медицинской помощи, чтобы в итоге попасть в другую тюрьму и проходить курс лечения у людей, которые совершенно не вызывают у нас доверия. Поэтому, поразмыслив над этими очевидными вещами, мы решили, ин ша Аллах, вернуться домой – ведь нам уже дали разрешение на лечение за рубежом, просто Индия не показалась нам безопасным местом. В конце концов, есть другие страны, которые согласились принять нас на лечение, включая Малайзию, Индонезию и Турцию, и нам предстоит принять решение, в какую из них отправиться, если на то будет воля Всевышнего и Великого Аллаха.

Мир Мухаммаду и его пречистому семейству.

Ва алейкум ассалам ва рахматуЛлах».   

AhlulBayt (a) News Agency