• Как надо понимать карикатуры на Пророка в
    Как надо понимать карикатуры на Пророка в "Шарли Эбдо": взгляд аятоллы Хаменеи
    Большой и непростительный греховный поступок одного из французских изданий, оскорбивший святой лик великого Пророка Ислама (да благословит Аллах его и его семейство) стал очередным свидетельством упрямого неприятия и враждебности политических сил Запада по отношению к Исламу и мусульманской общине.

  • Сейид Наср-Аллах о демаркации границ, учениях ЦАХАЛ и эре Трампа в истории США
    Сейид Наср-Аллах о демаркации границ, учениях ЦАХАЛ и эре Трампа в истории США
    "Независимо от того, кто станет президентом США, он будет укреплять Израиль, а потому нам без разницы, кто там победит. Взгляните, каковы условия жизни в больших американских городах: люди живут в палатках, без соцпакета, эпидемия COVID приобрела огромный размах, широко распространились психические заболевания и зависимости, множество людей находятся в тюрьмах, процветает неприкрытый расизм…И это та самая Америка, которую нам преподносят как образец!"

  • Последний ужин с тортом: что может ждать Джареда Кушнера в наступившем году
    Последний ужин с тортом: что может ждать Джареда Кушнера в наступившем году
    Спустя год после бессудного убийства генерала Касема Сулеймани и его спутников исламский мир негодует: он требует суда и возмездия (кисас) – проще говоря, смертной казни для причастных к этому преступлению. По уголовному делу, возбужденному в Иране, проходят 48 человек, включая самого Трампа. Портал Alahed News опубликовал редакционную статью, где рассуждает, кого могут привлечь к ответственности первыми.

  • Операция КСИР
    Операция КСИР "Касем Сулеймани": какие подробности стали известны спустя год
    8 января 2020 года КСИР провел операцию возмездия за смерть Касема Сулеймани, которая носила его имя. Прошел год, но американские военные, которые оказались в ту ночь на иракской базе Айн аль-Асад, до сих пор с ужасом вспоминают иранскую ракетную атаку. Они говорят о преследующем их чувстве тревоги и беспомощности. Очевидцы вспоминают, что они плакали и хныкали, а некоторых из них рвало от страха.

  • Палестина и ковид: медицинский апартеид как инструмент геноцида
    Палестина и ковид: медицинский апартеид как инструмент геноцида
    COVID-19 в тюрьмах продолжает распространяться — причем жертв среди палестинских заключенных заметно больше, чем среди израильских. Сионистский режим цинично и неприкрыто отказывает палестинскому народу в праве на вакцинацию, несмотря на призывы ООН, ВОЗ и других международных организаций. Ситуация становится все более тревожной и на оккупированном Западном берегу, и в Газе...

  • Каким был мученик Абу Махди аль-Мухандис: воспоминания приемной дочери
    Каким был мученик Абу Махди аль-Мухандис: воспоминания приемной дочери
    В первую годовщину героической смерти Хадж Абу Махди аль-Мухандиса портал Alahed News взял эксклюзивное интервью у Захры, которую мученик Аль-Мухандис взял под опеку после смерти ее отца. Она была одной из множества молодых женщин и мужчин, которым он помогал на протяжении всей их жизни.

  • На главную
  • Сопротивление
  • Женщины
  • Мама Разан ан-Наджар: "Я вижу свою дочь в глазах каждого молодого палестинца"

Мама Разан ан-Наджар: "Я вижу свою дочь в глазах каждого молодого палестинца"

24 марта 2019

Razan mother3

Этот год для меня горек, как полынь. Какой смысл имеет моя жизнь, если я больше не увижу, как Разан преподносит мне сюрприз ко Дню Матери?

Она обычно прятала подарок за спиной, целовала меня, а потом пела мне известную арабскую песню: «Сит-иль-хабайеб, йа хабиба» («Дорогая мама, моя самая любимая» - на палестинском диалекте).

В этом году она этого не сделает. Я ощущаю ее отсутствие каждой клеткой своего тела; мы все преисполнены грусти. Но в то же время я твердо намерена продолжить ее дело, занимаясь помощью людям на благо своего народа.

Суверенная Палестина

Разан была деятельной молодой девушкой, полной надежд, сострадательной ко всем окружающим. Она мечтала вернуться в свою родную деревню Салама в Джаффе, откуда мы были насильственно изгнаны в 1948 году. Она верила, что Палестина станет независимым, суверенным государством.

На Разан держался весь наш дом, и она была хорошим примером для своих пятерых братьев и сестер.

Моей доченьке была всего лишь 20. В своей короткой жизни она претерпела немало тягот, связанных с израильской блокадой Сектора Газа. Она пережила три израильские военные агрессии, в результате которых были убиты и ранены тысячи невинных палестинцев. Тем не менее, Разан не утрачивала решимости, продолжая служить людям в качестве волонтера.

Она мечтала стать врачом. Но из-за отсутствия работы у моего мужа и нашего бедственного экономического положения, обусловленного блокадой, у нее не было возможности воплотить свою мечту в жизнь после окончания школы. Однако она не сдавалась – напротив, она стала учиться на медсестру, блестяще окончив несколько интенсивных курсов. Везде, где только можно, она помогала больным и раненым, оказывая им первую помощь.

С тех пор, как Разан пала смертью мученицы, я тоже стала волонтером-врачом скорой помощи и оказываю медицинскую помощь участникам Великого Марша Возвращения. Это придает мне силы и ощущение, что я следую по стопам своей дочери. Для меня это знак того, что Разан все еще жива, поскольку жив ее дух и ее непрекращающееся послание человечеству.

«Мы должны оставаться сильными»

Razan Najjar3

Я была удивлена, когда в день начала Марша Возвращения – а это был прошлогодний День Земли – я увидела свою дочь близ восточных границ Хан-Юниса; на ней была ее белая униформа, и она сказала мне решительно: «Я буду принимать участие в Маршах Возвращения. Мы все обязаны сопротивляться оккупации мирными методами, чтобы вернуть себе наши утраченные права. Мы должны оставаться сильными и иметь железную волю, чтобы спасти наш народ».

Она продала свое кольцо и мобильный телефон, купив на эти деньги медикаменты, чтобы оказывать помощь пациентам – даже несмотря на то, что мы остро нуждались в деньгах. В задачи Разан входили поиск и эвакуация раненых протестующих участников марша.

Вооруженная необыкновенным упорством и храбрым духом, Разан была бесстрашна и полна сил до своего последнего вздоха. Не обращая внимания на дождь из пуль, которыми стреляли израильские солдаты, она отважно перебегала с места на место, от одного раненого к другому.

С каждым днем Разан становилась все более энергичной, несмотря на десятки травм – от раздражения дыхательных путей, вызванного слезоточивым газом, до переломов рук и ребер, а также ранений картечью.

Настал день, когда я как безумная помчалась в медико-санитарную часть, услышав о ее ранении; когда мы ехали на машине скорой помощи, она открыла глаза и сказала: «Отпустите меня. Я здесь, чтобы лечить других, а не самой лечиться». Она отдохнула несколько минут и вернулась к исполнению своей работы.

Разан рассказала мне десятки историй о том, как нелегко ей приходилось в деле оказания помощи раненым демонстрантам. Больше всего меня тронул ее рассказ о том, как она пыталась спасти жизнь Тахрира Абу Сиблы, глухого мальчика, смертельно раненого израильским снайпером в голову. Моя дочь была в ужасе, но без колебаний оказала ему первую помощь, пока ждали «скорую».

Пролить свет на преступления Израиля

Каждый день, когда Разан отправлялась на марши, нас охватывал страх. Мы прекрасно знали, что израильские военные сознательно стреляют в медиков и журналистов, освещающих преступления Израиля на весь мир.

Вот вопрос, который я часто себе задаю: какое преступление совершила моя дочь, одетая в белую медицинскую униформу и пытавшаяся спасать раненых, чтобы быть столь безжалостно застреленной в грудь израильским снайпером? Какова позиция правозащитных организаций и мирового сообщества, взирающих на бойню, вершимую Израилем, постоянно нарушающим все международные конвенции?

Razan mother2

Несмотря на боль и горечь, раздирающие мое сердце, я горжусь своей дочерью. Она – блестящий пример борющейся палестинской женщины, живо говорящий о том, что израильским оккупантам не удалось ослабить нашу легендарную стойкость и волю к сопротивлению.

Разан отдала свою жизнь за то, во что она верила. Ее история подтверждает, что Израиль не прекращает растаптывать мечты палестинской молодежи.

Я вижу Разан в глазах каждого молодого палестинца. Сегодня я прошу вас посмотреть ее интервью в СМИ, чтобы услышать то гуманное послание, которое она несла вместе со своими коллегами.

Разан ушла, но ее идеи и ее дух продолжают жить. Я обещаю продолжить дело моей старшей дочери, пока мы не отстоим свое право на возвращение домой, в Палестину, со столицей в Иерусалиме.

Сабрин Джумаа ан-Наджар, палестинский врач

Middle East Eye