• "Похоже, мы имеем дело с биологической атакой": ВС Ирана брошены на борьбу с коронавирусом
    В приказе от 13 марта 2020 года аятолла Хаменеи приказал начальнику Генштаба ВС Ирана генерал-майору Мохаммаду Багери создать на базе ВС специальную медицинскую службу, которая координировала бы свою борьбу против коронавируса с правительством и Минздравом. К кампании против распространения инфекции также подключен КСИР: учитывая беспрецедентное количество заболевших среди военных и политической элиты ИРИ, иранское руководство всерьез рассматривает версию биологической войны против Исламской Республики.

  • Сейид Наср-Аллах о
    Сейид Наср-Аллах о "сделке века", преступлениях Трампа и сопротивлении диктату США
    Пока мир охвачен пандемией коронавируса, все остальные темы оказались ненароком отодвинуты в сторону. Но тема "сделки века" не может утратить актуальности даже на фоне эпидемии. Мировые лидеры высказываются в основном по коронавирусу, меняя планы и повестку дня. Однако лидер Хизбаллы сейид Хасан Наср-Аллах успел высказаться по "сделке века" еще месяц назад, выступая на церемонии поминовения командиров-мучеников.

  • Иран против COVID-19: санкции, права человека и политика США
    Иран против COVID-19: санкции, права человека и политика США
    Народ Ирана годами пытается защищать свои неотъемлемые права против гнета и жестокости американского правительства, однако давление Вашингтона с каждым днем приобретает новые цвет и форму. На этот раз идет речь о максимальном давлении с помощью усиления санкций. Пандемия коронавируса в мире поставила всех перед важной задачей по противодействию этой смертоносной болезни, однако иранцы в борьбе против этой болезни столкнулись с острыми проблемами из-за нехватки лекарственных препаратов и медицинского оборудования.

  • Не война, так болезнь: Посол Ирана в РФ Казем Джалали — о коронавирусе в контексте санкций США
    Не война, так болезнь: Посол Ирана в РФ Казем Джалали — о коронавирусе в контексте санкций США
    Под предлогом экономических санкций США жестко ограничивают доступ иранцев к необходимым средствам для противодействия коронавирусу. Цель Вашингтона — чтобы на этот раз не угроза военного нападения, а смертельная болезнь в контексте жесточайших санкций поставила народ Ирана на колени. Это самый антигуманный метод наказания страны, которая не намерена капитулировать перед унилатерализмом США.

  • В Иране предлагают лечить больных COVID-19 стволовыми клетками
    В Иране предлагают лечить больных COVID-19 стволовыми клетками
    Иранский ученый, исследователь стволовых клеток Масуд Сулеймани, некогда отсидевший год в американской тюрьме, пояснил, что он и его команда используют мезенхимальные стволовые клетки для моделирования иммунного ответа на коронавирус. Он подчеркнул, что осуществляет свое исследование при поддержке иранского Минздрава, а также больниц Шариати и Масих Данешвари.

  • Иранские деятели культуры – за снятие санкций с ИРИ из-за коронавируса
    Иранские деятели культуры – за снятие санкций с ИРИ из-за коронавируса
    Сегодня иранский народ противостоит двум кризисами: один из них – общий – коронавирус, который всем вам известен, второй – санкции, о котором, надеемся, вы сами никогда не услышите. Этот кризис закончится с некоторым количеством жертв, но останутся разные воспоминания – рассказы об уставших медсёстрах, которые танцевали для укрепления духа больных и своих коллег в заражённой зоне больниц и скрывали своё беспокойство из-за нехватки медицинского оборудования и лекарств, рассказы о тех врачах, которые неделями не бывали дома и работали без масок, перчаток и специальных костюмов среди больных, некоторые из которых лежали прямо на полу в больничных коридорах.

Кризис образования в Йемене

18 сентября 2019

Yemeni school 

Длительная внешняя агрессия и вызванный ею крупнейший в мире рукотворный гуманитарный кризис поставили страну и ее граждан на грань выживания. Только непосредственно от насильственных действий (авианалеты, обстрелы, мины) погибли не менее 100 тысяч человек. Еще десятки тысяч йеменцев каждый год умирают от болезней и голода. Согласно данным ООН, счет тех, кто живет в режиме острого недоедания, идет на миллионы.

Ситуация усугубляется саудовской блокадой и отсутствием инфраструктуры, значительная часть которой была разрушена в результате авианалетов так называемой «международной коалиции».

Наиболее уязвимой частью населения в таких жестоких условиях существования являются дети, которым, в силу возраста и несформировавшегося иммунитета, сложнее сопротивляться заразным болезням. Однако, как предупреждают специалисты международных организаций, даже те, кому удается выжить, навсегда обречены жить с психологическими последствиями пережитого.

«Международная коалиция» крадет у йеменских детей не только настоящее, но и будущее. Как сообщил журналистам заместитель министра образования Йемена Абдулкарим Аль-Джандари, в результате длительной саудовской агрессии в стране были разрушены более 2500 учебных заведений.

Так, в период с 2015 по 2017 год ООН зафиксировала 95 атак на школы, большая часть из них была осуществлены «коалицией». Там, где школы уцелели, их работе мешают нехватка учителей, вызванная длительной невыплатой заработной платы (иногда до двух лет), и дефицит основных ресурсов, включая питьевую воду и уборные. Исследование «Дети войны», проведенное в декабре 2018 года в десяти округах Йемена, также показало, что семьи часто беспокоятся о безопасности детей в школе и по дороге в школу. Это часто приводит к тому, что родители держат детей дома. При этом, девочки посещают школы реже, чем мальчики.

Даже если со временем ситуация начнет улучшаться, ущерб, нанесенный сектору образования, будет иметь долгосрочные последствия и окажет влияние на образование будущих поколений йеменских детей.

Выступая на церемонии в честь начала нового учебного года 2019-2020, Аль-Джандари отметил стойкость и мужество маленьких йеменцев, которые не теряют свое стремление учиться, несмотря на тяжелые условия. Чиновник также отметил преданность делу и самоотверженность, которые проявляют йеменские учителя, поддерживающие учебный процесс и не склоняющиеся перед агрессором.