• Послание палестинскому народу от Рахбара сейида Али Хаменеи в связи с поражением сионистского режима
    Послание палестинскому народу от Рахбара сейида Али Хаменеи в связи с поражением сионистского режима
    На протяжении этих 12 дней угнетательский режим совершал большие преступления. В основном он совершал их в Газе, и мы получили зримое доказательство, что, проявив беспомощность перед лицом сплоченности восставшей Палестины, он предпринял столь мерзкие и лишенные любой разумной основы действия, что настроил против себя всё мировое сообщество, сделав так, что он и западные государства, которые покровительствуют ему, особенно преступная Америки, стали объектом еще большей ненависти в мире, чем прежде. И продолжение преступлений, и призыв к перемирию – признаки поражения этого режима. И он был вынужден признать это поражение.

  • Сейид Хасан Наср-Аллах о событиях в Афганистане и заявлениях Байдена
    Сейид Хасан Наср-Аллах о событиях в Афганистане и заявлениях Байдена
    Помимо внутриливанской повестки, в девятую траурную ночь месяца Мухаррам лидер Хизбаллы также коснулся событий в Афганистане, которые взбудоражили сознание политиков, журналистов и обычных жителей всего мира не меньше внезапной пандемии коронавируса. По словам сейида Наср-Аллаха, в этих событиях есть немало красноречивых уроков для всех народов региона.

  • Долгое эхо войны: интервью с иранским военным прозаиком Хабибом Ахмад-заде
    Долгое эхо войны: интервью с иранским военным прозаиком Хабибом Ахмад-заде
    Хабиб Ахмад-заде родился в г. Абадане (Иран) в 1964 г. Участвовал в ирано-иракской войне (1980 — 1988), окончил Тегеранский университет искусств по специальности "Драматургия и кинодраматургия". Автор многочисленных киносценариев, сборника "Рассказы воюющего города", романа "Шахматы с Машиной Страшного суда", вышедшего на русском языке в издательстве "Садра". Интервью с ним, взятое в ходе презентации его романа в Москве, вышло в журнале "Мусульманка" в 2016 году.

  • Сионисты активизировали кампанию по аресту несовершеннолетних палестинцев
    Сионисты активизировали кампанию по аресту несовершеннолетних палестинцев
    Начиная с января текущего года, оккупационный режим арестовал на оккупированном Западном берегу реки Иордан, в Восточном Иерусалиме (Аль-Кудсе) и на границе блокированного Сектора Газа около 1000 несовершеннолетних палестинцев, сообщают правозащитные неправительственные организации. Среди арестованных, а иногда и попросту похищенных, — 73 ребенка младше 14 лет.

  • Бессловесные жертвы войны: израильская военная машина не щадит ни людей, ни животных
    Бессловесные жертвы войны: израильская военная машина не щадит ни людей, ни животных
    Домашние животные и птицы, которые не могут о себе позаботиться, оставшись без хозяев, обречены на скитания и голодную смерть. В свою очередь, их хозяева, которым удалось выжить, нередко переживают смерть своих питомцев так же сильно, как потерю родных. Потеря животного или увечья, ему нанесенные, усугубляют полученные ранее психологические травмы. Особенно сильно, конечно, переживают дети.

  • Ползучая оккупация: как незаконные поселенцы из США прибирают Палестину к рукам
    Ползучая оккупация: как незаконные поселенцы из США прибирают Палестину к рукам
    Большая часть незаконных поселенцев на оккупированном Западном берегу — выходцы из США. По статистике, из 2296 американских граждан, эмигрировавших в Израиль в прошлом году, 191 человек (то есть почти треть) переехали именно в незаконные поселения. Это почти втрое больше, чем в предыдущем году, когда на палестинскую территорию уехало менее 3% от всех иммигрантов. При этом, что интересно, американские евреи составляют чуть более 10% от всех приехавших в оккупированную Палестину в прошлом году, то есть большинство из них целенаправленно едет именно в поселения.

Идиотский суд. День второй

07 марта 2018

Sanchez9

Судья в красной мантии заглядывает в зал заседаний – уже робко, без решимости первого дня. На вид ей около сорока – француженка, с темным каре волос. Дома наверняка ждет муж и дети, а тут... Вот бы поскорее закончился это процесс – ведь дети спрося:  «Мама, а почему ты не дала возможности дяде Ильичу выйти на свободу?». И что тут сказать детям? Что это политический заказ. Но вот эта мантия, черт ее бери, была присяга следовать букве закона. 

Слова они остаются слова даже когда их произносят на французском языке. Мне нравится французский. Я полюбил его, слушая Изабель. Изабель, кстати, если кто не в курсе, награждены медалью от КПРФ. Мы сколько угодно можем критиковать Зюганова, Грудинина и компанию, но иногда эти парни поступают правильно. Вчера Изабель надела эту медаль на адвокатской мантии. Во Франции красная звезда выглядит особенно пикантно.

Вчера, торопясь я написал хронику первого дня, но забыл указать два важных эпизода:

- Для тебя подарок, бери.
Вместо этого Карлос тянет руку игриво потрепать ее по голове. Изабель ловко уворачивается.
- Книга Молотова.
Сам Молотов стоит в четырёх метрах за символическим заграждением.
- Да? - он подхватывает книгу.
- Мой. Друг. Карлос... Шакал? Ну почему «Шакал»?, - немного даже удрученно.
- Маркетинг, - кричу с места.
...
Карлос торжественно поднимает книгу над головами присутствующих.

И второй: 

Во время перерыва Карлоса выводят из квадрата-трибуны, где он находится во время суда. Несмотря на то, что жандармы тщательно охраняют его от общения с товарищами, коридор, куда попадает заключенный, имеет стеклянные двери. За ними я мог увидеть, как Ильич переругивается с конвоирами, подталкивающими его к месту содержания. Увидев меня, Карлос улыбнулся и что-то сказал жандарму – тот побагровела , но больше руками его не тронул. 

Вообще у Карлоса с чувством юмора все в порядке. 

Сегодня заседание началось вовремя. Карлос сменил костюм – он вышел в черном пиджаке, идеально белой рубашке, расстегнутой на две пуговицы для шейного платка. Шейный платок вообще для меня мечта – раньше запрещала носить жена, теперь не могу найти подходящий. Карлос старый парень – он любит эту эстетику. 

Sanchez10

Утро началось с переклички на русском:

- Молотов!
- Ау! 
- Выглядишь хорошо.
- Кто бы говорил, - я щурюсь от солнца заливающего зал суда, - ты каждый день меняешь костюмы! 
- Тюрьма все равно жизнь. Тем более я не планирую тут снова долго задерживаться. 

(Весь диалог происходит под молчаливое раздражение жандармов) .

- Мне сегодня надо в Москву, ты понимаешь? 
- Я понимаю.

Карлоса сложно чем-то удивить или вызвать эмоции. Даже не буду пересказывать его биографии и тот факт, что он содержится более 23 лет взаперти. Но эти слова его трогают. «Да здравствует революция, товарищ!» - «Ты будешь в Москве, будешь», - глухо говорю я ему, пытаясь подавить эмоции. А это, черт возьми, сложно. Увижу ли я его? Я быстро отгоняю эти мысли. Увижу. И скоро. И на свободе. 

- Вива ля революсьен!, - успокаиваю жандармов французским. 

«Ну вы же обещали», - мнется старший офицер, которого мы прозвали «зловещий Путин» за схожесть с президентом, но с совершенно несносным характером. 

Об идиотском суде писать нечего. Весь первый час выступал офицер полиции, зачитывая поддельный отчет с листка. Судья даже не реагировала на его речь, копаясь у себя в бумагах. Оживала она только на комментариях Карлоса, который то и дело поправлял фактические ошибки. Бьюсь об заклад, что при иных обстоятельствах она бы с удовольствием сходила с Ильичом в ливанский ресторан.

Перед заседанием Изабель мне сунула конверт, который я распечатал уже по дороге в отель. В Нем была фотография Карлоса с надписью: «Моему дорогому другу Игорю». Я аккуратно положил его в сумку и улыбнулся: скоро все должно закончиться.

Игорь Молотов 

Начало здесь...