• Послание палестинскому народу от Рахбара сейида Али Хаменеи в связи с поражением сионистского режима
    Послание палестинскому народу от Рахбара сейида Али Хаменеи в связи с поражением сионистского режима
    На протяжении этих 12 дней угнетательский режим совершал большие преступления. В основном он совершал их в Газе, и мы получили зримое доказательство, что, проявив беспомощность перед лицом сплоченности восставшей Палестины, он предпринял столь мерзкие и лишенные любой разумной основы действия, что настроил против себя всё мировое сообщество, сделав так, что он и западные государства, которые покровительствуют ему, особенно преступная Америки, стали объектом еще большей ненависти в мире, чем прежде. И продолжение преступлений, и призыв к перемирию – признаки поражения этого режима. И он был вынужден признать это поражение.

  • Сейид Наср-Аллах о кризисе в Ливане: об армии, правительстве, иранском бензине, Басиле, Ауне, Харири, фалангистах
    Сейид Наср-Аллах о кризисе в Ливане: об армии, правительстве, иранском бензине, Басиле, Ауне, Харири, фалангистах
    Пятничная речь Сейида была посвящена внутриливанской ситуации и опровержению инсинуаций в адрес Хизбаллы. Так, он упомянул о масштабной кампании по блокировке сайтов Сопротивления в регионе по запросу американской администрации. Параллельно США организовали вбросы в СМИ, содержащие в себе поклепы на Хизбаллу. Все это лидер Партии Аллаха счел нужным прокомментировать – а это тема американской помощи Ливанской Армии, тема формирования правительства, которое якобы саботируют Ливан и Хизбалла, тема бензинового кризиса и тема отношений с друзьями и недругами внутри Ливана.

  • 15 лет Июльской войне: мысли, стихи, воспоминания
    15 лет Июльской войне: мысли, стихи, воспоминания
    Южный Ливан, на который в 2006-м пришелся основной удар. Чувство свободы – бездонной, подлинной, эйфорической. Я словно провалилась в иное измерение, где нет чиновников с их маразматической бюрократией, нет глупого церемониала из вековых обычаев и предрассудков, нет пованивающего трупной гнильцой купипродайского цинизма – где правят бал простые, природные понятия свободного человека. Такие места – как черная бездна, как запах свежего и терпкого хвойного воздуха. Горные серпантины, вольный морской воздух, отзывчивые и приветливые люди, не утратившие эмпатии и открытости – эта страна словно создана, чтобы рождать героев, и не случайно имам Муса Садр и Мустафа Чамран были пленены этим пространством, что бросили все ради него – я и на себе прочувствовала силу этого иррационального притяжения, такого же мощного, как любовная тяга.

  • Режим в Бахрейне против политических свобод: история систематического насилия
    Режим в Бахрейне против политических свобод: история систематического насилия
    Спустя 10 лет после начала народного восстания в Бахрейне режим в Манаме решил положить конец политической активности в стране, распустив все политические движения и ликвидировав источники их финансирования под надуманными предлогами. Этот подход режим опробовал на все политических движениях, начиная с Общества исламского действия ("Амаль"), затем перейдя к разгрому главного оппозиционного блока – Национального исламского общества "Аль-Вефак", и заканчивая Обществом национального демократического действия "Ваад", которое было распущено 31 мая 2017 г.

  • Израильская военная машина слишком слаба, чтобы воевать на нескольких фронтах
    Израильская военная машина слишком слаба, чтобы воевать на нескольких фронтах
    Замглавы генштаба ЦАХАЛа Эяль Замир признал, что израильская военная машина располагает минимальными человеческими ресурсами, чтобы противостоять более сложным и масштабным угрозам, нежели те, с которыми она сталкивалась в последние годы. А бывший глава сионистского генштаба Гади Айзенкот упомянул о том, что у Хизбаллы на вооружении уже более 150 тысяч ракет, угрожающих сионистскому оккупационному режиму.

  • Палестинские медики на грани истощения
    Палестинские медики на грани истощения
    Врачи на ЗБРИ и в Секторе Газа работают в условиях постоянной нехватки лекарств, специалистов и оборудования, а сионисты делают все возможное, чтобы увеличить количество пациентов палестинских медицинских учреждений.

  • На главную
  • Сионизм
  • Лобби
  • Оружейное эмбарго против Ирана прекратило свое существование

Оружейное эмбарго против Ирана прекратило свое существование

26 октября 2020

Sergey Shoigu and Amir Hatami 04

18 октября, в соответствии с условиями СВПД (Совместного всеобъемлющего плана действий, также известного как «ядерная сделка»), истек срок санкций против Исламской Республики Иран. Несмотря на предпринятые США титанические усилия, им не удалось убедить членов ООН и мировое сообщество в целом продлить эти санкции.

 

Ядерная сделка (СВПД) была заключена в 2015 году. Ее участниками, кроме Ирана, стали США, Китай, Великобритания, Франция, Германия и Россия. Условия соглашения предполагали отмену санкций против Тегерана в обмен на прекращение ядерных разработок. Кроме того, продолжало действовать эмбарго на покупку Ираном наступательного вооружения и на продажу собственного.

 

Согласно условиям резолюции 2231 СБ ООН, регулирующей СВПД, в список того, что было запрещено прямо или косвенно продавать, поставлять или передавать Ирану, попали танки, боевые бронированные машины, артиллерийские системы большого калибра, боевые самолеты, боевые вертолеты, военные корабли, ракеты и ракетные системы.

 

На самом деле этот запрет не был абсолютным: теоретически легальная возможность нарушить его существовала, но в реальности такой вариант можно было считать призрачным, ведь в каждом конкретном случае необходимо получить разрешение СБ ООН, один из постоянных членов которого имеет право вето и настроен резко против Ирана. Все заинтересованные стороны это понимали и, говоря о СВПД, привычно употребляли термин «эмбарго».

 

Условия соблюдения положений резолюции в части ядерных разработок контролировало Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ), у которого претензий к Ирану не было. Более того, незадолго до окончания срока действия соглашения директор этой организации Рафаэль Гросси посетил Тегеран, где провел встречу с вице-президентом и главой Организации атомной энергии Ирана (ОАЭИ) Али Акбаром Салехи. В результате была достигнута договоренность о предоставлении инспекторам Агентства доступа дополнительно на два объекта. Стороны пообещали продолжить сотрудничество, основанное на принципах взаимного уважения и доверия; в МАГАТЭ подчеркнули, что вопросов и претензий к ИРИ у них нет.

 

Согласно условиям сделки, если в течении пяти лет Иран не нарушит взятых на себя обязательств, запрет на покупку вооружения будет снят. Определенные ограничения на поставки оружия со стороны отдельных стран ЕС будут действовать еще некоторое время, однако сути происходящего это уже не поменяет.

 

Санкции могли быть восстановлены, а эмбарго продлено, если бы Иран нарушил условия сделки. В этом случае избежать наказания позволяла только соответствующая резолюция СБ ООН – при условии, что никто из членов Совбеза не выскажется против. Если же хотя бы один из его постоянных членов высказывался против такой резолюции, санкции бы восстановливались автоматически. Этим механизмом и хотели воспользоваться США, когда старались убедить Совбез в том, что Иран нарушил условия СВПД.

 

Одним из первых снятие эмбарго отметило Министерство иностранных дел ИРИ, назвавшее 18 октября «важным днем для международного сообщества, которое, несмотря на усилия США, защитило резолюцию №2231 Совета Безопасности ООН и Совместный Всеобъемлющий план действий (СВПД)».

 

Иранский МИД выпустил официальное заявление, в котором подчеркивается, что «с сегодняшнего дня Исламская Республика Иран, руководствуясь своими оборонными потребностями и без каких-либо юридических ограничений, может закупать любое необходимое оружие и оборудование из любого источника, а также может экспортировать оборонное оружие».

 

Для руководства Ирана удачное завершение «ядерной сделки» - заметная политическая победа, что они не преминули отметить.

 

«Сегодняшняя нормализация оборонного сотрудничества Ирана с окружающим миром — это победа с точки зрения многополярности, мира и безопасности в нашем регионе», — заявил глава иранского МИД Мохаммад Джавад Зариф.

 

Дня отмены эмбарго США и Израиль ждали с ужасом – чего, кстати, и не скрывали.

 

«Если оружейное эмбарго ООН в отношении Ирана в октябре прекратит свое существование, Иран сможет покупать новые истребители, такие как российские СУ-30 и китайские J-10. С этими невероятно смертоносными самолетами Европа и Азия могут оказаться под иранским прицелом», — пугал глава Госдепа Майк Помпео, обещая, что «США никогда этого не допустят».

 

Давление на всех причастных к СВПД лиц (включая европейских участников сделки, Иран и даже МАГАТЭ) действительно оказывалось беспрецедентное. В ход пошло все — от многомесячных уговоров и шантажа до привычных уже угроз и беспрецедентно строгих санкций.

 

В попытке доказать серьезность своих намерений, Госдеп вводил все новые и новые санкции, называл Иран «государством-спонсором терроризма», пачками вносил в санкционные списки иранских граждан и организации, зачислил в список террористических организаций Корпус стражей Исламской Революции (КСИР), однако судьбу «ядерной сделки» все эти манипуляции (которые в США предпочитают называть «политикой максимального давления на Иран») не изменили.

 

В 2018 году США с помпой вышли из «ядерной сделки», признав ее не отвечающей собственным интересам. Подобный демарш не вызвал понимания у других участников соглашения, которые, ссылаясь на регулярные отчеты МАГАТЭ, ясно дали понять, что нарушений со стороны Ирана не видят и настроены сохранить свою приверженность СВПД. Решение США на тот момент поддержали только сионистский режим и Саудовская Аравия.

 

Понимая, что самым выгодным для них вариантом будет продавить ужесточение санкций через ООН, в августе 2020 года США предприняли последнюю крупную попытку навязать СБ ООН свое мнение, внеся на обсуждение проект откровенно антииранской резолюции, предлагающей бессрочное продление оружейного эмбарго и контроль за действиями властей ИРИ вплоть до проверки входящих и исходящих из Ирана грузов.

 

14 августа СБ ООН данную резолюцию отверг. В процессе голосования США получили поддержку только от Доминиканской республики. Россия и Китай проголосовали против, остальные члены совета, включая Великобританию, Германию и Францию, воздержались. В целом же, американцам ясно дали понять, что, поскольку они ранее официально вышли из СВПД, то и вопросы его имплементации их больше не касаются, а санкции против Ирана ООН восстанавливать не будет.

 

Понимая, что дело продвигается к снятию эмбарго, власти США решили удушить Иран экономически, изолировав его и исключив его из мировой экономики. Отмененные ранее санкции были возвращены и ужесточены. Госдеп не погнушался ввести в «черный список» абсолютно мирные иранские финансовые учреждения, выдающие местным гражданам кредиты под ипотеку, также американцы практически блокировали возможность приобретения иранскими властями медикаментов и медицинского оборудования из-за границы. Кроме того, известно о фактах давления на МВФ в попытке помешать Ирану получить кредит на борьбу с COVID-19.

 

Госдепартамент дал понять, что санкционный список может расширяться до бесконечности. В попытке отрезать Иран от мирового бизнеса и отпугнуть потенциальных партнеров было объявлено о запуске механизма так называемых «вторичных санкций», которые будут вводиться против тех, кто с сотрудничает с иранским компаниями.

 

«США готовы использовать свои полномочия для введения санкций в отношении любого лица или организации, которое будет материально способствовать поставке, продаже или передаче обычных вооружений в Иран и из Ирана, а также против тех, кто предоставляет техническую подготовку, финансовую поддержку, услуги и другую помощь, связанную с вооружениями», — цитирует заявление Госдепа ТАСС.

 

Первыми жертвами применения данного механизма стал китайский бизнес. В понедельник 19 октября Госдеп США объявил о введении санкции против нескольких китайских компаний и частных лиц. В специально распространенном по этом поводу заявлении госсекретарь США Майк Помпео пояснил, что санкции введены в отношении шести юридических и двух физических лиц из Китайской Народной Республики за «деятельность, связанную с поддержкой судоходных линий Исламской Республики Иран». Среди попавших в черный список — китайские компании Reach Holding Group (Shanghai) Company Ltd.; Reach Shipping Lines; Delight Shipping Co. Ltd.; Gracious Shipping Co. Ltd.; Noble Shipping Co. Ltd. и Supreme Shipping Co. Ltd., а также исполнительный директор компании Reach Holding Group (Shanghai) Company Ltd Эрик Чен и президент этой компании Даниэля Хэ.

 

Немногим ранее Госдеп США внес в санкционный список иранскую судоходную компанию IRISL и две ее дочерние фирмы – Hafez Darya Arya Shipping Company (HDASCO) и базирующуюся в Шанхае E-Sail Shipping Company Ltd.

 

Госдеп угрожает, что любая заинтересованная сторона, которая продолжает вести бизнес с этими компаниями, подвергается риску санкций. Расчет, видимо, строится на том. что печальный пример китайских компании оттолкнет потенциальных партнеров и создаст вокруг Ирана своего рода «бизнес-вакуум».

 

На фоне всего перечисленного для ИРИ очень важны действия России и Китая, которые четко обозначили свою позицию и поддержали Иран.

 

Российские политики самого высокого уровня не раз заявляли, что действия США в отношении Ирана незаконны и их единственная цель - «перекрыть международное взаимодействие с Исламской республикой».

 

Глава МИД РФ Сергей Лавров подтвердил, что с 18 августа все ограничения на поставки вооружений в Иран, в соответствии с положениями СВПД, прекратят свое действие.

 

О том, что после этой даты военно-техническое сотрудничество России и Ирана выйдет на качественно новый уровень сомневаться не приходится – тем более, что обе стороны это уже подтвердили.

 

В принципе, в Иране не раз заявляли, что большую часть необходимого вооружения в стране способны производить сами — сказался многолетний опыт нахождения под санкциями. Тем не менее, есть определенные области, в которых сотрудничество с другими странами может активно развиваться (например, авиация).

 

В интервью ИА Спутник официальный представитель иранского МИД Саид Хатибзаде назвал Россию главным партнером Ирана в военно-оборонной сфере.

 

«С отменой эмбарго на поставки оружия Ирану, Тегеран и Москва могут укрепить сотрудничество в этих областях», - заявил г-н Хатибзаде, подчеркнув, что взаимодействие осуществляется в рамках Совместной российско-иранской комиссии по сотрудничеству в области обороны.

 

«Мы будем проводить консультации с Россией по поводу того, что нам необходимо для укрепления нашей обороноспособности. Российское правительство и российский народ были и остаются рядом с нами в трудные минуты. В этом плане для нас Россия – приоритетный партнер», - заявил посол Ирана в РФ Казем Джалали.

 

О том, что сотрудничество идет полным ходом, также свидетельствует заявление министра обороны ИРИ Амира Хатами, который сообщил, что между Тегераном и Москвой уже достигнуты договоренности о сотрудничестве в развитии иранской авиации. Судя по всему, этот вопрос обсуждался в августе текущего года, когда глава иранского военного ведомства посетил форум «Армия-2020» и встретился со своим российским коллегой Сергеем Шойгу.

 

Очевидно, что это не конец истории, а некоторый промежуточный этап длительной борьбы. В каком направлении будет развиваться ситуация, зависит от множества факторов — в частности, от результатов президентских выборов в США. Если позиция Дональда Трампа по ситуации с Ираном предельна ясна, то в случае с Джо Байденом все не так очевидно — хотя, в целом, считается, что к Ирану он настроен менее агрессивно, чем Трамп. Байден высказывался в поддержку СВПД и против проводимой Госдепом политики максимального давления. Тем не менее, все это может оказаться всего лишь очередным элементом предвыборной риторики, которую один кандидат использует, пытаясь выиграть очки у другого.

 

18 октября, в соответствии с условиями СВПД (Совместного всеобъемлющего плана действий, также известного как «ядерная сделка»), истек срок санкций против Исламской Республики Иран. Несмотря на предпринятые США титанические усилия, им не удалось убедить членов ООН и мировое сообщество в целом продлить эти санкции.

Ядерная сделка (СВПД) была заключена в 2015 году. Ее участниками, кроме Ирана, стали США, Китай, Великобритания, Франция, Германия и Россия. Условия соглашения предполагали отмену санкций против Тегерана в обмен на прекращение ядерных разработок. Кроме того, продолжало действовать эмбарго на покупку Ираном наступательного вооружения и на продажу собственного.

Согласно условиям резолюции 2231 СБ ООН, регулирующей СВПД, в список того, что было запрещено прямо или косвенно продавать, поставлять или передавать Ирану, попали танки, боевые бронированные машины, артиллерийские системы большого калибра, боевые самолеты, боевые вертолеты, военные корабли, ракеты и ракетные системы.

На самом деле этот запрет не был абсолютным: теоретически легальная возможность нарушить его существовала, но в реальности такой вариант можно было считать призрачным, ведь в каждом конкретном случае необходимо получить разрешение СБ ООН, один из постоянных членов которого имеет право вето и настроен резко против Ирана. Все заинтересованные стороны это понимали и, говоря о СВПД, привычно употребляли термин «эмбарго».

Условия соблюдения положений резолюции в части ядерных разработок контролировало Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ), у которого претензий к Ирану не было. Более того, незадолго до окончания срока действия соглашения директор этой организации Рафаэль Гросси посетил Тегеран, где провел встречу с вице-президентом и главой Организации атомной энергии Ирана (ОАЭИ) Али Акбаром Салехи. В результате была достигнута договоренность о предоставлении инспекторам Агентства доступа дополнительно на два объекта. Стороны пообещали продолжить сотрудничество, основанное на принципах взаимного уважения и доверия; в МАГАТЭ подчеркнули, что вопросов и претензий к ИРИ у них нет.

Согласно условиям сделки, если в течении пяти лет Иран не нарушит взятых на себя обязательств, запрет на покупку вооружения будет снят. Определенные ограничения на поставки оружия со стороны отдельных стран ЕС будут действовать еще некоторое время, однако сути происходящего это уже не поменяет.

Санкции могли быть восстановлены, а эмбарго продлено, если бы Иран нарушил условия сделки. В этом случае избежать наказания позволяла только соответствующая резолюция СБ ООН – при условии, что никто из членов Совбеза не выскажется против. Если же хотя бы один из его постоянных членов высказывался против такой резолюции, санкции бы восстановливались автоматически. Этим механизмом и хотели воспользоваться США, когда старались убедить Совбез в том, что Иран нарушил условия СВПД.

Одним из первых снятие эмбарго отметило Министерство иностранных дел ИРИ, назвавшее 18 октября «важным днем для международного сообщества, которое, несмотря на усилия США, защитило резолюцию №2231 Совета Безопасности ООН и Совместный Всеобъемлющий план действий (СВПД)».

Иранский МИД выпустил официальное заявление, в котором подчеркивается, что «с сегодняшнего дня Исламская Республика Иран, руководствуясь своими оборонными потребностями и без каких-либо юридических ограничений, может закупать любое необходимое оружие и оборудование из любого источника, а также может экспортировать оборонное оружие».

Для руководства Ирана удачное завершение «ядерной сделки» - заметная политическая победа, что они не преминули отметить.

«Сегодняшняя нормализация оборонного сотрудничества Ирана с окружающим миром — это победа с точки зрения многополярности, мира и безопасности в нашем регионе», — заявил глава иранского МИД Мохаммад Джавад Зариф.

Дня отмены эмбарго США и Израиль ждали с ужасом – чего, кстати, и не скрывали.

«Если оружейное эмбарго ООН в отношении Ирана в октябре прекратит свое существование, Иран сможет покупать новые истребители, такие как российские СУ-30 и китайские J-10. С этими невероятно смертоносными самолетами Европа и Азия могут оказаться под иранским прицелом», — пугал глава Госдепа Майк Помпео, обещая, что «США никогда этого не допустят».

Давление на всех причастных к СВПД лиц (включая европейских участников сделки, Иран и даже МАГАТЭ) действительно оказывалось беспрецедентное. В ход пошло все — от многомесячных уговоров и шантажа до привычных уже угроз и беспрецедентно строгих санкций.

В попытке доказать серьезность своих намерений, Госдеп вводил все новые и новые санкции, называл Иран «государством-спонсором терроризма», пачками вносил в санкционные списки иранских граждан и организации, зачислил в список террористических организаций Корпус стражей Исламской Революции (КСИР), однако судьбу «ядерной сделки» все эти манипуляции (которые в США предпочитают называть «политикой максимального давления на Иран») не изменили.

В 2018 году США с помпой вышли из «ядерной сделки», признав ее не отвечающей собственным интересам. Подобный демарш не вызвал понимания у других участников соглашения, которые, ссылаясь на регулярные отчеты МАГАТЭ, ясно дали понять, что нарушений со стороны Ирана не видят и настроены сохранить свою приверженность СВПД. Решение США на тот момент поддержали только сионистский режим и Саудовская Аравия.

Понимая, что самым выгодным для них вариантом будет продавить ужесточение санкций через ООН, в августе 2020 года США предприняли последнюю крупную попытку навязать СБ ООН свое мнение, внеся на обсуждение проект откровенно антииранской резолюции, предлагающей бессрочное продление оружейного эмбарго и контроль за действиями властей ИРИ вплоть до проверки входящих и исходящих из Ирана грузов.

14 августа СБ ООН данную резолюцию отверг. В процессе голосования США получили поддержку только от Доминиканской республики. Россия и Китай проголосовали против, остальные члены совета, включая Великобританию, Германию и Францию, воздержались. В целом же, американцам ясно дали понять, что, поскольку они ранее официально вышли из СВПД, то и вопросы его имплементации их больше не касаются, а санкции против Ирана ООН восстанавливать не будет.

Понимая, что дело продвигается к снятию эмбарго, власти США решили удушить Иран экономически, изолировав его и исключив его из мировой экономики. Отмененные ранее санкции были возвращены и ужесточены. Госдеп не погнушался ввести в «черный список» абсолютно мирные иранские финансовые учреждения, выдающие местным гражданам кредиты под ипотеку, также американцы практически блокировали возможность приобретения иранскими властями медикаментов и медицинского оборудования из-за границы. Кроме того, известно о фактах давления на МВФ в попытке помешать Ирану получить кредит на борьбу с COVID-19.

Госдепартамент дал понять, что санкционный список может расширяться до бесконечности. В попытке отрезать Иран от мирового бизнеса и отпугнуть потенциальных партнеров было объявлено о запуске механизма так называемых «вторичных санкций», которые будут вводиться против тех, кто с сотрудничает с иранским компаниями.

«США готовы использовать свои полномочия для введения санкций в отношении любого лица или организации, которое будет материально способствовать поставке, продаже или передаче обычных вооружений в Иран и из Ирана, а также против тех, кто предоставляет техническую подготовку, финансовую поддержку, услуги и другую помощь, связанную с вооружениями», — цитирует заявление Госдепа ТАСС.

Первыми жертвами применения данного механизма стал китайский бизнес. В понедельник 19 октября Госдеп США объявил о введении санкции против нескольких китайских компаний и частных лиц. В специально распространенном по этом поводу заявлении госсекретарь США Майк Помпео пояснил, что санкции введены в отношении шести юридических и двух физических лиц из Китайской Народной Республики за «деятельность, связанную с поддержкой судоходных линий Исламской Республики Иран». Среди попавших в черный список — китайские компании Reach Holding Group (Shanghai) Company Ltd.; Reach Shipping Lines; Delight Shipping Co. Ltd.; Gracious Shipping Co. Ltd.; Noble Shipping Co. Ltd. и Supreme Shipping Co. Ltd., а также исполнительный директор компании Reach Holding Group (Shanghai) Company Ltd Эрик Чен и президент этой компании Даниэля Хэ.

Немногим ранее Госдеп США внес в санкционный список иранскую судоходную компанию IRISL и две ее дочерние фирмы – Hafez Darya Arya Shipping Company (HDASCO) и базирующуюся в Шанхае E-Sail Shipping Company Ltd.

Госдеп угрожает, что любая заинтересованная сторона, которая продолжает вести бизнес с этими компаниями, подвергается риску санкций. Расчет, видимо, строится на том. что печальный пример китайских компании оттолкнет потенциальных партнеров и создаст вокруг Ирана своего рода «бизнес-вакуум».

На фоне всего перечисленного для ИРИ очень важны действия России и Китая, которые четко обозначили свою позицию и поддержали Иран.

Российские политики самого высокого уровня не раз заявляли, что действия США в отношении Ирана незаконны и их единственная цель - «перекрыть международное взаимодействие с Исламской республикой».

Глава МИД РФ Сергей Лавров подтвердил, что с 18 августа все ограничения на поставки вооружений в Иран, в соответствии с положениями СВПД, прекратят свое действие.

О том, что после этой даты военно-техническое сотрудничество России и Ирана выйдет на качественно новый уровень сомневаться не приходится – тем более, что обе стороны это уже подтвердили.

В принципе, в Иране не раз заявляли, что большую часть необходимого вооружения в стране способны производить сами — сказался многолетний опыт нахождения под санкциями. Тем не менее, есть определенные области, в которых сотрудничество с другими странами может активно развиваться (например, авиация).

В интервью ИА Спутник официальный представитель иранского МИД Саид Хатибзаде назвал Россию главным партнером Ирана в военно-оборонной сфере.

«С отменой эмбарго на поставки оружия Ирану, Тегеран и Москва могут укрепить сотрудничество в этих областях», - заявил г-н Хатибзаде, подчеркнув, что взаимодействие осуществляется в рамках Совместной российско-иранской комиссии по сотрудничеству в области обороны.

«Мы будем проводить консультации с Россией по поводу того, что нам необходимо для укрепления нашей обороноспособности. Российское правительство и российский народ были и остаются рядом с нами в трудные минуты. В этом плане для нас Россия – приоритетный партнер», - заявил посол Ирана в РФ Казем Джалали.

О том, что сотрудничество идет полным ходом, также свидетельствует заявление министра обороны ИРИ Амира Хатами, который сообщил, что между Тегераном и Москвой уже достигнуты договоренности о сотрудничестве в развитии иранской авиации. Судя по всему, этот вопрос обсуждался в августе текущего года, когда глава иранского военного ведомства посетил форум «Армия-2020» и встретился со своим российским коллегой Сергеем Шойгу.

Очевидно, что это не конец истории, а некоторый промежуточный этап длительной борьбы. В каком направлении будет развиваться ситуация, зависит от множества факторов — в частности, от результатов президентских выборов в США. Если позиция Дональда Трампа по ситуации с Ираном предельна ясна, то в случае с Джо Байденом все не так очевидно — хотя, в целом, считается, что к Ирану он настроен менее агрессивно, чем Трамп. Байден высказывался в поддержку СВПД и против проводимой Госдепом политики максимального давления. Тем не менее, все это может оказаться всего лишь очередным элементом предвыборной риторики, которую один кандидат использует, пытаясь выиграть очки у другого.