• Послание палестинскому народу от Рахбара сейида Али Хаменеи в связи с поражением сионистского режима
    Послание палестинскому народу от Рахбара сейида Али Хаменеи в связи с поражением сионистского режима
    На протяжении этих 12 дней угнетательский режим совершал большие преступления. В основном он совершал их в Газе, и мы получили зримое доказательство, что, проявив беспомощность перед лицом сплоченности восставшей Палестины, он предпринял столь мерзкие и лишенные любой разумной основы действия, что настроил против себя всё мировое сообщество, сделав так, что он и западные государства, которые покровительствуют ему, особенно преступная Америки, стали объектом еще большей ненависти в мире, чем прежде. И продолжение преступлений, и призыв к перемирию – признаки поражения этого режима. И он был вынужден признать это поражение.

  • Сейид Наср-Аллах о внутриливанском кризисе: борьба за суверенитет, несправедливость судебной системы, программа помощи народу
    Сейид Наср-Аллах о внутриливанском кризисе: борьба за суверенитет, несправедливость судебной системы, программа помощи народу
    Выступление от 26 ноября лидер Хизбаллы практически целиком посвятил внутриливанской повестке – острой и драматической. Слишком много всего происходит: экономический коллапс, мазутный кризис, в связи с которым Хизбалла разработала целую программу бесплатной помощи населению на 2,6 млн. $ и субсидий на дизель суммой в 7,7 млн. $; а помимо этого – дальнейшее стремительное падение ливанского фунта, политизированное и предвзятое расследование дела о стрельбе в Ат-Тайюне и о взрыве в порту Бейрута, спутниковые снимки которого Россия недавно предоставила ливанской стороне…

  • Зиярат в Ирак: о шахидах Единобожия и Сопротивления, которые живы и не умирают
    Зиярат в Ирак: о шахидах Единобожия и Сопротивления, которые живы и не умирают
    Зияратом в шиитском Исламе называют религиозное паломничество к местам захоронения Пророков и Имамов (мир им), а также к могилам мучеников, павших на пути Аллаха, которых в исламской традиции именуют шахидами. Увы, это святое для Ислама слово было заезжено журналистами, некорректно употреблявших его применительно к ваххабитам, которые подрывали себя вместе с невинными людьми. Но к реальному шахадату в Исламе подобные преступления не имеют никакого отношения: шахид погибает на войне, жертвуя самим собой, защищая свою страну, веру, общину, при этом не нанося сознательного вреда ни мирным жителям, ни животным, ни даже деревьям, насколько это возможно. ТЕКСТ+ФОТО+ВИДЕО

  • Великобритания внесла ХАМАС в
    Великобритания внесла ХАМАС в "черный список": чего ждать сторонникам Сопротивления?
    На прошлой неделе министр внутренних дел Британии Прити Патель объявила, что в ближайшее время ХАМАС будет полностью внесенов список террористических организаций. Британия встала в один ряд с США и ЕС, которые еще раньше признали политическое крыло организации террористическим. Теперь каждый, кого британские власти заподозрят в симпатиях к палестинскому Сопротивлению, рискует попасть в тюрьму: ему грозит до 14 лет заключения. Чтобы подпасть под действие "закона о терроризме", человеку не обязательно будет спонсировать ХАМАС или быть членом движения – ему достаточно будет развернуть флаг движения, выйти на митинг, надеть футболку с символикой, встретиться с членами ХАМАС или же просто выразить поддержку движению.

  • Что сейид Хасан Наср-Аллах сказал сионистам и саудитам в День мученика?
    Что сейид Хасан Наср-Аллах сказал сионистам и саудитам в День мученика?
    "Мы не беремся утверждать, что мы полностью освободили Ливан от гегемонии США. США по-прежнему оказывают значительное влияние на Ливан и его государственные институты. Ливан находится под давлением США вот уже много лет, и оно усилилось в эпоху Трампа...Израиль объят страхом за свое существование, и повышение градуса израильского насилия в отношении заключенных и палестинцев в целом – это не знак сил, а скорее признак обеспокоенности и паники...Чтобы закрыть йеменский вопрос, не нужно вводить санкций против Хизбаллы или Ливана, или искать еще какие-то пути. Единственный способ сделать это – прекратить боевые действия и осаду".

  • Государственное насилие: какими методами незаконные поселенцы присваивают себе палестинские земли?
    Государственное насилие: какими методами незаконные поселенцы присваивают себе палестинские земли?
    Авторы доклада доказывают, что оккупационный режим фактически узаконил поселенческое насилие против палестинцев. В "Бецелем" утверждают, что попытки сионистского режима представить акты насилия со стороны незаконных поселенцев в виде действий группы изгоев-радикалов не имеют ничего общего с реальностью.

  • На главную
  • Сопротивление
  • Легенды
  • Мустафа Чамран: как иранский физик стал легендой Ливана и министром обороны ИРИ

Мустафа Чамран: как иранский физик стал легендой Ливана и министром обороны ИРИ

24 июня 2020

Chamran6

15-летний Фаллах Шарафуддин был муэдзином в той самой школе, директором которой был Чамран. Его дом располагался в районе Тайебе поблизости от границы между Ливаном и т.н. Израилем, который в исламском мире предпочитают называть оккупированной Палестиной. Однажды вечером израильские военные атаковали Тайебе. Они застрелили отца Фаллаха и его брата. Фаллах подобрал автомат и принялся стрелять в израильских оккупантов из окна свой комнаты. Перестрелка продолжалась полчаса.

Израильтяне привыкли являться в Ливан без малейших церемоний и не ожидая никакого противодействия, и они делали там все, что хотели. И вот теперь 15-летний подросток убил их командира и все еще продолжал сопротивление. Поэтому они взорвали его дом. Расследование показало, что профессор-физик был директором школы, где, помимо физики и математики, подростки изучали исламские дисциплины и военное дело. А потому израильтяне заявили, что они разрушат дома каждого, чьи дети ходят в школу Мустафы Чамрана.

Иран в тисках шахского режима: годы надежд

Мустафа Чамран родился в 1932 году в семье. Он был одним из многочисленных сыновей портного, трудившегося на Тегеранском базаре. Этот базар расположен в сердце Тегерана, а его ателье служило площадкой для жарких политических дискуссий между братьями Чамран. Мальчики собирались в магазинчике отца и обсуждали политику, заодно помогая своему папе. Будучи старшеклассниками, Мустафа и его старший брат вступили в ряды Исламской ассоциации студентов.

Это то, что занимало умы иранцев в те годы, когда их заветной мечтой было освободиться от контроля иностранцев над собственной нефтяной сферой. Чамран и другие члены Исламской ассоциации студентов боролись за национализацию иранской нефтяной промышленности, и совместными усилиями иранского народа, политиков и религиозных лидеров на каком-то этапе этого удалось добиться.

Следующим шагом стала борьба против монархического режима Пехлеви, который являлся проводником американских и британских интересов в Иране. Политическая борьба оппозиции, инспирированная призывом религиозных лидеров, породила определенные проблемы для молодого шаха, правившего вот уже второе десятилетие. 19 августа 1953 года Вашингтон устроил переворот, в результате которого народное правительство было свергнуто, а к власти пришли сторонники шаха. Религиозные лидеры и другие оппозиционеры были арестованы. Спустя три месяца после этого переворота вице-президент США Никсон приехал в Тегеран, чтобы посмотреть на результаты срежиссированной ЦРУ спецоперации. Встретившись с шахом, 7 декабря Никсон направился в Тегеранский университет. Молодой Мустафа, бывший тогда студентом второго курса и изучавший электромеханику, был в числе протестующих. Три студента приняли героическую смерть, а Мустафа вместе с несколькими товарищами были ранены. Впоследствии 7 декабря было объявлено в Иране Днем студента.

Базой для Мустафы и его друзей служило помещение для намаза Тегеранского университета: там они координировали свои политические акции. В 1956 году Мустафа окончил Технологический колледж и был награжден как лучший студент. В течение года он читал в Технологическом колледже лекции, а потом уехал в США, чтобы там продолжить свою учебу.

В США: ученый, борец, влюбленный

Зимой 1957 года Мустафа улетел в Нью-Йорк рейсом Air France. Занятия начались сразу после Рождества – меж тем, как тогда он еще не знал английский достаточно хорошо. Тем не менее в течение года он получил магистерскую степень в Техасском университете, получив самые высокие баллы. Затем он поступил в докторантуру Университета Беркли в Калифорнии. Это был самый продвинутый университет, где было очень сложно учиться и где преподавали лучшие профессоры-специалисты в области физики и электроники. За три года Мустафа Чамран получил докторскую степень в области электроники и физики плазмы. Несколько серьезных американских НИИ пригласили доктора Чамрана на работу. Среди них был и престижный Bell Lab, разрабатывавший спутники и радарные системы для американской армии.

Став доктором наук, Чамран женился на Парване, иранской девушке. В семье подающего надежды исследователя из Нью-Джерси царили счастье, покой и взаимопонимание. Однако же НИИ, предлагавшие Мустафе работу, требовали, чтобы их сотрудники занимались исключительно научными исследованиями, а не политикой. Мустафа же устраивал акции протеста против шахского режима, даже организовывал сидячую акцию напротив здания ООН. Когда фотография Мустафы, где его скручивали и заковывали в наручники полицейские, была растиражирована американской прессой, эти газеты мгновенно попали в руки начальникам Мустафы по лаборатории. Но на этом Мустафа не успокоился: вместе с друзьями и единомышленниками они организовали марш, пройдя 80 км от Балтимора до Исламского центра в Вашингтоне, чтобы привлечь внимание к событиям в Иране. Поражение, нанесенное арабам Израилем, способствовало нагнетанию негатива по отношению к мусульманам в США: их повсеместно оскорбляли и унижали. Чамран не мог смириться с подобным положением дел, и он открыто обсуждал ситуацию в Палестине и Вьетнаме с другими учеными, работавшими с ним в лаборатории. Жизнь в Соединенных Штатах сделалась для Чамрана невыносимой, и он решил присоединиться к рядам борцов против тирании в отношении угнетенных мусульманских масс – в частности, народа Палестины.

Постепенно доктор Чамран пришел к пониманию, что пропаганда и политические прокламации, даже звучащие из уст ученых, не могут сильно повлиять на американское общественное мнение. Вследствие этого вместе с некоторыми другими учеными он основал секретную группу под названием «Особая организация за единство и действие», целью которой была борьба против шаха. Они установили связь с Гамалем Абдель Насером, который обещал принять их в тренировочный лагерь на обучение. Перед Мустафой встал выбор: комфортная и обеспеченная жизнь ученого-исследователя в Нью-Джерси или нестабильная и трудная жизнь герильеро. Это был поистине непростой выбор, но Мустафа предпочел именно второе. В январе 1964 года Мустафа и его друзья отправились в Египет, где они прошли специальный курс обучения для бойцов герильи.

Мустафа окончил этот курс с отличием – точно так же, как он отлично учился во всех своих университетах. После завершения обучения он решил остаться в Египте и принять участие в вооруженной борьбе, параллельно продолжая свое сопротивление шахскому режиму в Иране и обучая других бойцов. В Египет он перевез свою семью – Парване, свою жену, дочь и двух сыновей. Их жизнь в Египте была довольно трудна, учитывая наличие маленьких детей, тесноту плохо обставленного дома и крайнюю нехватку денег на содержание семьи.

Chamran7

Доктор Чамран вкладывал все свои таланты и душу в подготовку добровольцев, но результаты его не устраивались. Все эти добровольцы, съезжавшиеся в тренировочные лагеря в Египет, были левыми, а Чамран не разделял их взглядов. Он был убежденным мусульманином и хотел, чтобы борьба велась за исламские идеалы и в соответствии с исламскими принципами. Поэтому в конце концов он закрыл эту школу.

Шахская охранка САВАК, тем временем, собрала немало информации о Чамране: и о его участии в вооруженной борьбе [за Палестину], и о его встрече с имамом Хомейни в Наджафе. Чамран стал невъездным в Иран. Между тем, вновь вести размеренную жизнь профессора и продолжить заниматься физикой плазмы в США, для человека, побывавшего в тренировочных лагерях в Египте (который был врагом Израиля!), было также непросто. И когда Мустафа Чамран услышал о проблемах внутри Ливана, он немедленно взял свою жену с детьми и отправился туда. В США он уже больше никогда не вернулся.

Ливан, океан боли

Доктор Чамран переехал из США в Германию в 1970 году. На все свои сбережения он купил Фольксваген, после чего усадил в него свою жену и детей, погрузил в багажник все их нехитрое имущество и отправился в Ливан. У Мустафы было не так много денег – но у него дух захватывало от этого авантюрного путешествия. Днем он был за рулем, а ночью они всей семьей спали прямо в машине. Когда он добрался до Бейрута, он там никого не знал. Единственное, что он держал в уме – это найти имама Мусу Садра в Высшем исламском совете шиитов Ливана, штаб-квартира которого располагалась в квартале Хаземийя. Имам Муса Садр был спикером этого совета, и у него была идея построить инженерный техникум для обездоленных ливанцев, где они могли бы и учиться, и работать. И имам Муса Садр усиленно искал кого-то, кто обладал бы достаточными знаниями в этой области, чтобы он смог и преподавать этим студентам, и жить в бедном квартале на юге Ливана. Непрекращающиеся израильские вторжения и атаки на южноливанские городки и деревни устрашали их жителей. Чамран же был морально готов жить в бедных районах Южного Ливана, всецело отдав себя делу борьбы против Израиля и тирании.

Строительство школы было еще не завершено, и в Тире (Суре) для семьи Чамрана не нашлось подходящего дома. Но это не остановило целеустремленного Чамрана, не заставило его свернуть с пути борьбы. Он делал все, что в его силах, чтобы основать промышленный колледж в горном районе Джебель-Амиль. Он работал каменщиком, учителем физики, токарем, одновременно продолжая свои исследования в области физики. Чтобы оснастить школу необходимым техническим оборудованием, заказав его из США и Европы и оплатив все с помощью своих кредитных кадр. Он также приютил в здании школы бездомных палестинцев, которые жили поблизости. Свою многочисленную семью он разместил в одной из комнат внутри школы. Дни и ночи Чамран проводил с детьми из бедных южноливанских детей. Спустя год после его переезда в Ливан строительство школы было завершено, но жена Чамрана больше не могла переносить трудностей такой жизни внутри недостроенной школы вместе с детьми. Более того, дочь Чамрана достигла школьного возраста, а его сыновья выросли. А в Южном Ливане не было ни школ, ни пригодного для семьи с детьми жилья. Парване попросила Мустафу отправить ее и детей обратно в Соединенные Штаты. Но сам Чамран не был готов бросить тех несчастных ливанских и палестинских детей, которых он полюбил всем сердцем, ради благополучия собственных детей. И он позволил Парване самой решить судьбу их семьи. Парване твердо решила вернуться в США. Сложно описать, насколько болезненным было для Мустафы ее решение, ведь он очень любил жену и детей, был привязан к ним всем сердцем. Отвезя семью в аэропорт, он проплакал всю дорогу, пока ехал из Бейрута обратно в Тир.

Спустя некоторое время Мустафа Чамран женился второй раз – на ливанской женщине имени Гада Джабер. Уйдя от мужа, Парване прожила довольно долгую жизнь и умерла в 2009 году.

После событий Черного Сентября в Иордании в 1970 году палестинцы были изгнаны в Ливан, но маронитские партии расценили присутствие вооруженных палестинских бойцов на территории Ливана как угрозу своим интересам. Те ливанцы, которые были связаны с Западом и Израилем, стремились учинить новый Черный Сентябрь и выслать палестинцев из Ливана. Но имам Муса Садр не хотел, чтобы это произошло. И он сделал все, что в его силах, чтобы не допустить конфронтации между палестинцами и ливанскими вооруженными милициями. Для этого он назначил доктора Чамрана ответственным за дела шиитской общины в Южном Ливане, поручив ему попытаться убедить палестинских лидеров и федаинов сконцентрироваться сугубо на освобождении Палестины, не ведясь на провокации и не конфликтуя с ливанскими партиями. Но его усилия ничем не увенчались: между палестинскими федаинами и ливанскими вооруженными группировками разразилась война.

Когда этот конфликт вспыхнул, и у левых, и у палестинцев в Ливане уже было оружие. Бедное и беззащитное население Южного Ливана было поставлено под удар; в войну оказался вовлечен Израиль. Между тем, еще до начала этой гражданской войны имам Муса Садр создал организацию, цель которой была в том, чтобы покончить с нищетой на юге Ливана и распространить там исламское учение. Эта организация стала известна как Харакат аль-Махрумин – Движение обездоленных. Идеология этого движения была основана на Исламе, вере в Аллаха и солидарности со своими братьями и сестрами по вере. Желая дать отпор израильским агрессорам и помирить вооруженные ливанские группы, чтобы тем самым остановить гражданскую войну, имам Муса Садр предложил создать боевое крыло Движения обездоленных, которое получило название «Амаль» – «Надежда». Все бойцы этой организации были исламски мотивированы. «Амаль» был создан в 1974 году, тогда же началась подготовка шиитской молодежи. Палестинское Сопротивление помогло доктору Чамрану обеспечить боевую подготовку членов «Амаль», которых неоднократно инструктировал и наставлял сам Ясир Арафат.

Гражданская война в Ливане приобрела столь кровавый размах, что рецидив катастрофы в Иордании (Черного Сентября) был неминуем. Тогда имам Муса Садр сказал: «Палестинская революция – это священное топливо, которое будет поддерживать нас горение в стремлении достичь наших идеалов». Доктор Чамран и его бойцы самоотверженно сражались, участвуя в уличных боях с израильской армией в Южном Ливане, и многие из них пали героями.

Chamran4

С момента основания движения «Амаль» школа в районе Джебель-Амиль перестала быть всего лишь техникумом. Когда студенты заметили, как их директор мастерски обращается с оружием, когда они увидели его в окопах в Тайебе и Бинт-Джбейле, они по собственному желанию превратили собственную школу в бастион Сопротивления. Партизанские спецоперации студентов школы Чамрана навели на врагов столько страха и ужаса, что Израиль пригрозил разрушить дома тех южноливанских семей, которые посылали своих сыновей в школу доктора Чамрана. Что до движения «Амаль», то оно продолжало защищать обездоленные массы Южного Ливана от зверств, чинимых в ходе той гражданской войны. Они также построили кордон, чтобы не допустить проникновения израильских захватчиков вглубь Ливана. Они продолжали активно участвовать в боях, пока во время своего визита в Ливию имам Муса Садр не был похищен Каддафи.

Спустя несколько месяцев после исчезновения имама Мусы Садра в Иране победила Исламская Революция, и Чамран, который к тому моменту уже навел мосты между исламскими бойцами из Южного Ливана и имамом Хомейни, стал готовиться к поездке в родной Иран.

Исламская Революция в Иране, Курдистан, Священная Оборона

Имам Хомейни возвратился в Иран 2 февраля 1979 года, и всего лишь за 10 дней народу Ирана удалось свергнуть шахский режим, что привело к победе Исламской Революции. Доктор Чамран вместе с другими участниками Сопротивления прилетел в аэропорт Мехрабад из Ливана 17 февраля того же года.

Встретившись с имамом Хомейни и исламскими революционерами в Иране, Чамран хотел вернуться в Ливан, но Иран в ту пору сам переживал весьма непростые времена. Имам Хомейни отдал приказ о формировании переходного правительства, желая привести ситуацию в стране в порядок, но Исламская Революция столкнулась с большим количеством вызовов, обусловленных заговорами со ставкой на конфессиональные и этнические меньшинства. И тогда имам Хомейни попросил Чамрана остаться и помочь защитить исламское правление в Иране.

Чамран подчинился распоряжению имама Хомейни. Оставшись в Иране, он был назначен представителем премьер-министра по делам революции. В 1979 году хаос и сепаратистская активность вспыхнули в провинции Курдистан, где представители некоторых левацких группировок объявили о создании автономного правительства. Чамран был назначен представителем исламского правительства с полными полномочиями по урегулированию курдской проблемы. Но когда он добрался до Курдистана, он понял, что время для переговоров упущено. Вооруженные курды атаковали солдат армии и КСИР, большое количество людей были убиты в нескольких деревнях.

Доктор Чамран был убежден, что разрушительная война, геноцид и мародерство в Курдистане и других регионах Ирана были частью плана США, желавших истощить моральные и физические силы народа, развязать гражданскую войну и свергнуть исламское правительство. В 1979 году Чамран надел военную форму и принялся отчаянно сражаться против всех врагов Революции, пока в бурлящих сепаратистскими настроениями провинциях не был установлен исламский порядок. Во время одного из сражений он приземлился на вертолете в городе Паве, который был со всех сторон окружен силами противника, и он оставался с жителями города, пока осада не была прорвана.

Вслед за референдумом переходное правительство Ирана было трансформировано в правительство Исламской Республики – но ситуация в Иране ухудшилась от плохой к ужасающей. Параллельно с войной в Курдистане иракские танки пересекли иранскую границу, атаковав Хорремшехр, Абадан и другие южные города Ирана. Хорремшехр был захвачен в течение месяца, а другие города и села на юге Ирана были разрушены, и их жители стали беженцами.

Против Саддама сражались только регулярные войска. Тогда по приказу имама Хомейни Чамран был назначен министром обороны, после чего его отправили на фронт, чтобы он командовал операциями против иракской армии. Сразу же после этого он создал штаб-квартиру Сил народной мобилизации, которые смогли остановить иракцев и не дать им еще больше продвинуться внутрь Ирана.

Силам, которыми командовал Чамран, удалось создать для иракских войск немало проблем. Во время неравного боя в Сусангерде зимой 1980 года Ирак атаковал города при помощи танков и пулеметов – но оказался не в силах одержать верх над силами Чамрана. После этого вражеские самолеты и артиллерия нанесли удар по его штаб-квартире. Чамран был окружен иракцами и получил пулевое ранение в ногу – но ему удалось спастись. Врачи прооперировали его, и он вернулся на фронт. В то же самое время, желая деморализовать иранских воинов, Багдад распространил слухи, что Чамран убит. Но Чамран вернулся к своим бойцам с забинтованной ногой и начал планировать новое наступление.

В то время, как на юго-западе Ирана полыхала война, ливанские бойцы неоднократно отправляли доктору Чамрану письма с просьбой вернуться, но Чамран рассматривал ирано-иракскую войну как сражение между исламским строем и силами мирового высокомерия, развернувшими атаку на Ислам – а потому твердо решил оставаться в Иране вплоть до победы над врагом.

Чамран обретает бессмертие

Дехлавийе – это деревня близ Сусангерда, города на юге Ирана. 18 июня 1981 года в Дехлавийе пролегала линия фронта войны между иранскими силами и армией Саддама. Командир, которого Чамран назначил ответственным за Дехлавийе, был убит, и Чамран лично направился туда, чтобы назначить нового командира, после чего отправился на передовую, чтобы осмотреть позиции врага. Три смертоносных взрыва прозвучали почти одновременно. В голову Чамрану ударила шрапнель, а через несколько минут его заветная мечта сбылась – он принял героическую смерть в бою.

Chamran8

По случаю мученичества Мустафы Чамрана имам Хомейни сказал: «Достойная героическая смерть исламского полководца, преданного делу бойца является прологом к его воссоединению с Имамом Али, мир ему. Я поздравляю и одновременно приношу соболезнования Имаму Махди, мир ему, с связи с героической гибелью доктора Мустафы Чамрана. Я скорблю вместе с Имамом Махди, мир ему, снискавшим любовь всего народа Ирана, в связи с потерей своего солдата, присутствовавшего на поле боя между праведными и беззаконниками как в Иране, так и в Ливане, где Чамран стал настоящей легендой, поражающей умы. Главной миссией его жизни было служение Исламу, который он любил всем сердцем, и усилия ради победы праведных над приверженцами лжи.

Наша исламская страна очень нуждается в таких преданных бойцах. Я поздравляю всех с его героической смертью, потому что в лоне великого Ислама родился такой преданный его сын и такой смелый полководец мусульманских народов и угнетенных масс. Разве смысл жизни не в том, чтобы верить Ислам и бороться за него? Не принадлежа ни к какой политической партии или фракции, наш дорогой Чамран сражался только ради Всевышнего Аллаха, ради Ислама, ради новой жизни. Всю свою жизнь он следовал праведному пути, и целью его было возвращение к Всемогущему Аллаху. Он начал эту справедливую войну и пожертвовал своей жизнью ради этой возвышенной цели. Чамран обрел наивысшую славу и принял свою героическую смерть с достоинством, вернувшись к своему Создателю».

Соболезнования в связи со смертью Чамрана выразили правительства Сирии, Ливана, Алжира, а также руководство Организации освобождения Палестины – все те, кто испытывал к иранскому народу глубокую симпатию.

Хусейн Вахабиан

Сомайе Хусейни

Фатима Мослехзаде