• Послание палестинскому народу от Рахбара сейида Али Хаменеи в связи с поражением сионистского режима
    Послание палестинскому народу от Рахбара сейида Али Хаменеи в связи с поражением сионистского режима
    На протяжении этих 12 дней угнетательский режим совершал большие преступления. В основном он совершал их в Газе, и мы получили зримое доказательство, что, проявив беспомощность перед лицом сплоченности восставшей Палестины, он предпринял столь мерзкие и лишенные любой разумной основы действия, что настроил против себя всё мировое сообщество, сделав так, что он и западные государства, которые покровительствуют ему, особенно преступная Америки, стали объектом еще большей ненависти в мире, чем прежде. И продолжение преступлений, и призыв к перемирию – признаки поражения этого режима. И он был вынужден признать это поражение.

  • Сейид Наср-Аллах о кризисе в Ливане: об армии, правительстве, иранском бензине, Басиле, Ауне, Харири, фалангистах
    Сейид Наср-Аллах о кризисе в Ливане: об армии, правительстве, иранском бензине, Басиле, Ауне, Харири, фалангистах
    Пятничная речь Сейида была посвящена внутриливанской ситуации и опровержению инсинуаций в адрес Хизбаллы. Так, он упомянул о масштабной кампании по блокировке сайтов Сопротивления в регионе по запросу американской администрации. Параллельно США организовали вбросы в СМИ, содержащие в себе поклепы на Хизбаллу. Все это лидер Партии Аллаха счел нужным прокомментировать – а это тема американской помощи Ливанской Армии, тема формирования правительства, которое якобы саботируют Ливан и Хизбалла, тема бензинового кризиса и тема отношений с друзьями и недругами внутри Ливана.

  • 15 лет Июльской войне: мысли, стихи, воспоминания
    15 лет Июльской войне: мысли, стихи, воспоминания
    Южный Ливан, на который в 2006-м пришелся основной удар. Чувство свободы – бездонной, подлинной, эйфорической. Я словно провалилась в иное измерение, где нет чиновников с их маразматической бюрократией, нет глупого церемониала из вековых обычаев и предрассудков, нет пованивающего трупной гнильцой купипродайского цинизма – где правят бал простые, природные понятия свободного человека. Такие места – как черная бездна, как запах свежего и терпкого хвойного воздуха. Горные серпантины, вольный морской воздух, отзывчивые и приветливые люди, не утратившие эмпатии и открытости – эта страна словно создана, чтобы рождать героев, и не случайно имам Муса Садр и Мустафа Чамран были пленены этим пространством, что бросили все ради него – я и на себе прочувствовала силу этого иррационального притяжения, такого же мощного, как любовная тяга.

  • Режим в Бахрейне против политических свобод: история систематического насилия
    Режим в Бахрейне против политических свобод: история систематического насилия
    Спустя 10 лет после начала народного восстания в Бахрейне режим в Манаме решил положить конец политической активности в стране, распустив все политические движения и ликвидировав источники их финансирования под надуманными предлогами. Этот подход режим опробовал на все политических движениях, начиная с Общества исламского действия ("Амаль"), затем перейдя к разгрому главного оппозиционного блока – Национального исламского общества "Аль-Вефак", и заканчивая Обществом национального демократического действия "Ваад", которое было распущено 31 мая 2017 г.

  • Израильская военная машина слишком слаба, чтобы воевать на нескольких фронтах
    Израильская военная машина слишком слаба, чтобы воевать на нескольких фронтах
    Замглавы генштаба ЦАХАЛа Эяль Замир признал, что израильская военная машина располагает минимальными человеческими ресурсами, чтобы противостоять более сложным и масштабным угрозам, нежели те, с которыми она сталкивалась в последние годы. А бывший глава сионистского генштаба Гади Айзенкот упомянул о том, что у Хизбаллы на вооружении уже более 150 тысяч ракет, угрожающих сионистскому оккупационному режиму.

  • Палестинские медики на грани истощения
    Палестинские медики на грани истощения
    Врачи на ЗБРИ и в Секторе Газа работают в условиях постоянной нехватки лекарств, специалистов и оборудования, а сионисты делают все возможное, чтобы увеличить количество пациентов палестинских медицинских учреждений.

  • На главную
  • Сопротивление
  • Мученики
  • Каким был мученик Абу Махди аль-Мухандис: воспоминания приемной дочери

Каким был мученик Абу Махди аль-Мухандис: воспоминания приемной дочери

12 января 2021

Abu Mahdi1

В первую годовщину героической смерти Хадж Абу Махди аль-Мухандиса портал Alahed News взял эксклюзивное интервью у Захры, которую мученик Аль-Мухандис взял под опеку после смерти ее отца. Она была одна из множества молодых женщин и мужчин, которым он помогал на протяжении всей их жизни.

«Вскоре он стал моим отцом…»

Я познакомилась с Хадж Абу Махди, когда мне было около 19 лет. Это было в 2008 году, когда мы впервые увиделись с ним на большой встрече друзей и членов нашей семьи. За два года до этого я потеряла своего отца, и моя жизнь была очень трудной. У меня возникли некоторые проблемы в университете, вплоть до того, что я хотела оставить учебу – настолько я была истощена. Он заметил, как мне плохо, и он всячески старался развеселить меня. Он поддерживал меня морально всякий раз, как видел меня. Очень быстро он стал мне словно отец. Он вселил в мою душу надежду на лучшую жизнь, помогал мне мыслить позитивно и справляться с проблемами.

Он всегда говорил мне: «Ты знаешь, что у меня четыре дочери, но теперь их пять – ты моя пятая дочь».

И я действительно ощущала себя одной из его дочерей. Он поддерживал меня так, словно он мой отец, в самых разных ситуациях. Даже когда он был суперзанят, он все равно находил время на меня и на мою семью. Его жена и дочери – тоже добрые и хорошо образованные женщины. Они часто приходили на наши семейные собрания, и мы стали словно одна семья.

Иногда, проходя мимо его офиса вместе с мужем, мы заходили к нему, чтобы просто поздороваться – я знала, что у него был вечный аврал и огромное количество работы.

Мы обсуждали вещи, связанные с моей жизнью, я часто просила у него совета. Я до сих пор помню, как он вдохновил меня получать высшее образование, вернуться в университет и учиться там на психолога. Много раз он повторял: «Я думаю, что это нужно нам, и ты в будущем будешь очень помогать нашему обществу своей работой».

Светлое будущее

Он был уникальным человеком. Это проявлялось во всем: в том, как он обращался с людьми, в его щедрости и великодушии, в том позитиве, который он излучал. Он был источником счастья и спокойствия и для меня, и для моего мужа, и впоследствии я узнала, что и многие другие люди ощущали это его тепло. Он всегда внушал мне и другим молодым людям и девушкам, как важно быть в курсе событий, получить хорошее образование, быть лучшими в своей профессии. Для него было очень важно, чтобы молодое поколение играло эффективную роль в обществе. Он говорил мне и окружающим: «Вы должны приложить все свои усилия к этому, вы должны верить в светлое будущее и в свой собственный профессиональный успех».

Он был любящим отцом для всех, кто окружал его, он старался лично помогать людям в самых разных ситуациях. Конечно, как я уже сказала, больше всего его волновала судьба молодых мужчин и женщин, о которых он заботился и которым он говорил, что они должны построить для себя великое будущее.

Доброта и забота о семьях мучеников

Он был очень заботлив; помимо нас, он взял под опеку сыновей и дочерей многих павших героев – как иранцев, так и иракцев.

Он говорил: «Мне нелегко видеть подавленных молодых людей, пребывающих в депрессии. Да, жизнь – вещь жесткая, но мы должны быть еще жестче, чтобы справляться со всеми вызовами и ударами, которые преподносит нам жизнь. Будьте активны во всех сферах жизни, оставляйте свой след везде, где только можете».

Когда мы с мужем заходили к нему, чтобы просто сказать ему: «Салам», или когда мы встречались за ужином на семейных вечерах, он всегда шутливо говорил моему мужу: «Если ты будешь чинить проблемы моей дочери, я найду на тебя управу» – и мы все смеялись. Последний раз я видела его примерно за три месяца до его мученической смерти. Он расспрашивал меня о моей жизни, о том, не нужно ли мне что-то. Он повторил свой вопрос несколько раз, а затем сказал: «Доченька, если вы с мужем в чем-то нуждаетесь, просто дайте мне знать, и если я сам не смогу помочь вам, я попрошу кого-то об этом».

Находясь по жизни в кольце фронтов

Друг моего мужа присутствовал на всех фронтах войны против [запрещенной в России] террористической группировки ДАИШ в Ираке. И он воевал под руководством Хадж Абу Махди. По его словам, все, что заботило Хадж Абу Махди – чтобы все шло как надо. Его не волновало, поел он сам или нет, поспал он или нет – он был весь устремлен к победе, он был весь поглощен тем, чтобы защитить ни в чем не повинных людей и иракские земли от группировок террористов, которые насиловали, убивали и крушили все везде, где бы они ни появлялись.

Как только он чувствовал себя совершенно изможденным, он ел что-нибудь очень простое, засыпал прямо на асфальте – чтобы очень скоро проснуться и с энтузиазмом продолжить свою работу.

Церемония прощания

В ту ночь один из моих лучших друзей отправил мне сообщение с соболезнованиями по поводу мученической смерти Хадж Абу Махди. Я была в шоке, я не могла поверить в то, что это правда. И всего лишь несколько минут спустя пришел мой муж и сказал, что Абу Махди и Хадж Касем Сулеймани были убиты, что они стали мучениками.

Я все еще утешала себя, что это, возможно, слухи. Я не хотела в это верить! Поначалу меня накрыла стадия отрицания. Мне потребовалось время, чтобы успокоиться и осознать: это правда. И первое, что я сделала с утра – я пошла к нему домой, чтобы увидеться с его женой и дочерями. У меня было такое чувство, словно я лишилась отца во второй раз. Портреты Абу Махди были развешаны повсюду. Чуть позже я пошла, чтобы увидеть его и попрощаться с ним – но это был уже не он, это были всего лишь его останки в гробу.

Он обещал мне, что он навсегда станет моим отцом. Он обещал, что он всегда будет рядом со мной. Это правда, что он был убит, и я больше не могу его видеть – но его душа всегда рядом.

Эльхам Хашеми